Лингвистика

Метафоризация семантической сферы «поэзия» в текстах стихотворений Давида Самойлова

Аннотация: 

В статье рассматриваются способы метафоризации лексических единиц в стихотворениях известного русского поэта последней трети ХХ века Давида Самойлова. В результате лингвостилистического анализа выявлены различные типы метафор и метафорических конструкций, играющих важную роль в построении стихотворных текстов Д. Самойлова и формирующих единое художественное пространство его произведений. Установлено, что некоторые субстантивные метафоры (типа «поэзия – ремесло», «поэзия – настоящее дело») выступают основополагающим конструктивным принципом смысловой организации текста. При этом базовые метафоры, выражающие общеязыковое представление, в текстах стихотворений получают семантическое расширение и наполняются особыми, личностными смыслами, объективирующими концептуально значимую для автора семантическую сферу «поэзия».

Вовлеченные в процесс метафоризации лексические единицы подвергаются семантическому переосмыслению и порождают внутри контекста новые смысловые ассоциации, расширяющие традиционные представления о поэзии как искусстве слова. Семантическое взаимодействие метафоры и других изобразительно-выразительных средств языка – сравнений, эпитетов, синтаксического параллелизма – приводит к формированию сложных поэтических образов и способствует раскрытию смысловой глубины поэтического текста. Метафорические конструкции Д. Самойлова выполняют не только эстетическую функцию, но и свидетельствуют об индивидуально-авторской картине мира поэта.

Ключевые слова: 

метафора, поэтический текст, семантическая сфера, Давид Самойлов, стилистика.

Фоносимволическое своеобразие современных поэтических текстов

Аннотация: 

В статье рассматривается фоносимволическое содержание поэтических текстов с использованием методики анкетирования. Стихотворный материал, рассматриваемый нами, представлен периодом конца XX – начала XXI вв. Иллюстративный материал представляет собой выборку поэтических текстов таких популярных современных поэтов, как В. Полозкова, А. Сапир, Л. Миллер. Общий объем – 321 словоформа. При рассмотрении природы фоносимволизма в поэтической речи мы опирались на концепцию А. П. Журавлева. Результаты сравнения фоносемантической содержательности текста подтверждают предположение о влиянии частотности звука на формирование фонетического значения поэтического текста в целом. Согласно концепции А. П. Журавлева, предметом исследования стали такие ракурсы: соотнесенность ключевых слов текста с их фонетическим значением; общее фоносемантическая содержательность текста; частотность звукобукв; ассоциативная интерпретация. Сравнительный фоносимволический анализ позволил обозначить характерные средства передачи фонетического значения в современной поэзии, благодаря чему обеспечивается лингвистически корректное изучение сущности фонетического значения в поэзии. Работа представляет интерес для освещения природы фонетического значения в рамках общей теории лингвистической семантики. В известной мере вопросы фонетической содержательности звуков были предметом исследования И. А. Бодуэна дэ Куртенэ. Изучение фоносимволизма в современной поэтической речи представляет интерес для решения вопросов лингвосемиотики языка, психолингвистики и совершенствования навыков чутья языка, что в настоящее время весьма актуально.

Ключевые слова: 

фоносимволизм, поэтический текст, фоносемантика, ассоциативный эксперимент, семиосфера.

Опыт экспериментального исследования межъязыковой интерференции в ситуации учебного мультилингвизма

Аннотация: 

В статье рассматривается вопрос о влиянии интерференции на формирование интерязыка и промежуточного речевого кода искусственных мультилингвов. При этом авторы исходят из предположения о единстве языкового сознания индивида. Базовые механизмы концептуализации и
означивания действительности, механизмы речепорождения и речевосприятия, социальные модели коммуницирования формируются в раннем детстве и опосредуются родным языком. Каждый новый изучаемый язык будет использовать эти механизмы, развивая их, обогащая и частично трансформируя. В связи с этим авторы предлагают трактовать интерференцию как универсальный принцип, организующий языковое сознание мультилингва. Поскольку в случае субординативного билингвизма языковое сознание слабо дифференцировано, элементы разных языковых систем и речевых кодов демонстрируют тенденцию к смешению. Таким образом, формируется общий набор актуализируемых в речи моделей (фреймов), которые могут более или менее свободно переноситься из одного известного языка в другой. В статье описывается эксперимент, который ставил своей задачей выявить некоторые факторы, влияющие на актуализацию того или иного фрейма. Исследование некоторых аспектов взаимодействия в языковом сознании обучающихся трех языков (русского, английского и французского) позволило авторам сделать вывод о том, что интерферирующее влияние родного языка на выбор речевой модели не всегда доминирует. Наличие аналогичных структур в родном и первом иностранном языках создает кумулятивный эффект, усиливающий интерференцию. Интерференционное воздействие первого иностранного языка далеко не обязательно принимает форму прямого калькирования, но часто стимулирует говорящего к поиску аналогичного «универсального» оператора во втором иностранном языке. Экспериментальное подтверждение получила гипотеза о слабом интерференционном потенциале нулевого оператора. Следовательно, эксплицитность выражения отношений между элементами системы можно считать важнейшим принципом построения интерязыка. Стремление к простоте, эксплицитности, однозначности выражаемых отношений, к универсальности актуализируемых моделей позволяет провести параллель между интерязыком и искусственным языком.

Ключевые слова: 

билингвизм, мультилингвизм, интерязык, промежуточный речевой код, интерференция.

Фразеологическая модификация в событийно-дискурсивном пространстве художественного текста

Аннотация: 

Статья посвящена модификациям фразеологизмов в рамках коммуникативного события (дискурса). Изучение семантики естественного языка предполагает и изучение структуры мышления, так как именно организация жизненного опыта индивидуума предопределяет развитие семантических структур. Таким образом, в центре лингвистических изысканий оказываются человек и его познавательная и языкотворческая деятельность. Лингвокреативная деятельность имеет двоякую направленность. Она, с одной стороны, произвольна, поскольку человек волен выбирать любые формы языкового выражения, а с другой – она мотивирована факторами конкретного коммуникативного события и ограничена рамками существующей языковой компетенции. Кроме того, лингвокреативная деятельность связана не только с адресантом, но и с адресатом, что, безусловно, накладывает определенные социальные, культурные ограничения, обусловленные контекстом жизненного опыта коммуникантов. При интерпретации фразеологических модификаций мы исходим из того, что семантика фразеологизма отражает культурно-исторические традиции носителей языка, практический опыт личности, говорящей на данном языке. Использование автором модифицированных фразеологизмов в процессе текстопорождения связано с образным мышлением автора, с его интенцией включить в своё лингвокреативное мышление не только явные, но и скрытые свойства номинируемого объекта, которые, представляя предмет в ином ракурсе, реализуют новую систему смысловых связей и отношений.

Ключевые слова: 

лингвокреативное мышление, коммуникативное событие, модификация, интерпретация, коммуникативно-прагматическая задача.

Фонетические инновации в Евангелии XIV века из фондов научной библиотеки Казанского университета

Аннотация: 

Статья посвящена рассмотрению фонетических инноваций и диалектизмов в Казанском Евангелии-апракос второй половины XIV века (ОРРК НБ КФУ № 2072). Основной текст рукописи был создан до начала второго южнославянского влияния и отражает типичные для древнерусской книжности особенности. Это сближает казанский богослужебный текст с таким памятником, как Троицкий паримейник, созданным в это же время на территории Москвы. Вместе с тем примечательно, что язык Казанского апракоса не носит нейтрального характера. Имеющиеся фонетические диалектные черты, хотя и отражены в нем непоследовательно, но в совокупности своей образуют существенную величину и позволяют подкрепить полученные ранее предположения о времени и месте его создания. Кроме того, своеобразие Казанского кодекса состоит в наличии многочисленных приписок и поновлений XVI века, которые содержат фонетические черты, характерные для южнославянской традиции. Отдельные формы свидетельствуют о возможном южнославянском происхождении его антиграфа или протографа. В целом анализ взаимодействия устаревающих и инновационных форм в данном тексте, безусловно, позволяет воссоздать целостную картину бытования и развития фонетической системы древнерусского языка.

Ключевые слова: 

богослужебные памятники, Евангелие-апракос, фонетика древнерусского языка, антиграф.

Путь от знатности в англо-саксонский период к благородству и рыцарской доблести в среднеанглийский период

Аннотация: 

Статья посвящена соотношению исторически, культурно и социально обусловленных механизмов, влияющих на концептуализацию представлений о благородном человеке, с тем, соответственно, как они представлены в английском языке. Рассматривается развитие семантики класса слов, принадлежащего к лексико-семантической категории «благородство» на пути от древнеанглийского к среднеанглийскому периоду развития языка на обширном материале корпусных данных и лексикографических источников. На этапе перехода от древнеанглийского к среднеанглийскому периоду можно отметить использование старых слов в новых контекстах, а также появление как новых слов, так и новых значений. Показано, что произошла не только значимая замена слова æðel на noble, вытеснение worthy, но и значительное перераспределение их значений, что привело к обогащению целой категории единиц, раскрывающих понятие «благородство» в английском языке, и появлению класса слов с близкими значениями. Прилагательные worthy и gentle также заняли новое место в рамках переоформляющейся категории «благородство». Показано, что, как только концептуальная область «рыцарство» полностью сложилась в XIII–XV вв. как в реальной исторической, так и в художественной перспективе, начались масштабные изменения семантики, вызванные переменами в культуре и обществе.

Ключевые слова: 

английский язык, лексико-семантические изменения, понятийная категория, перекатегоризация, социо-культурные факторы.

Генитив на -у в исходной системе (на материале электронного корпуса славяно- русских памятников XI века)

Аннотация: 

Статья выполнена в русле нового научного направления в историческом языкознании – электронной, или компьютерной, палеославистики. В работе впервые конструкции генитива на рассмотрены на материале электронного корпуса славяно-русских рукописей XI века. Это весьма объемная электронная коллекция, которая в «машиночитаемом» виде представлена на портале «Манускрипт». Машиночитаемый характер интернет-издания позволяет использовать IT-модули для поиска заданных грамматических форм. В работе впервые на базе исчерпывающего объема форм и сравнительно-сопоставительного анализа с формами местного падежа единственного числа рассматривается морфологическая динамика форм родительного падежа единственного числа на . В статье приводятся факты, доказывающие широкое распространение вариативных форм генитива на –у, и определяется их семантическая специфика. В выводах исследования используется квантитативная методика, которая явственно указывает на то, что в столь ранний период взаимодействие o- и u-основ в родительном и местном падежах носило преимущественно формальный характер, в то время как в дательном падеже этого же периода уже приобрело определенную функциональную окраску. Динамика вариативности в родительном падеже ед. числа до сих пор остается недостаточно изученным явлением. Научно-исследовательская база, безусловно, нуждается во введении в научный оборот как новых данных, так и новых выводов в теоретико-грамматическом плане.

Ключевые слова: 

историческая лингвистика, древнерусский язык XI века, электронный корпус, электронная палеославистика, генитив субстантивных форм, динамика форм.

Концептуальные принципы формирования семантики членов русского и арабского фразеологического поля «Питание»

Аннотация: 

В статье представлен анализ концептуальных принципов формирования семантики русских и арабских фразеологизмов, включающих в свой состав лексемы из семантического поля «Питание»; выявляются сферы и семантические поля, активно пополняемые исследуемыми фразеологизмами, базовые модели мотивации фразеологических значений, общее и специфическое в реализации данных моделей по языкам (выделены и комплексно проанализированы в семантическом, лингвокогнитивном и лингвокультурологическом аспектах русское и арабское фразеосемантические поля «Питание». Проведенное исследование позволяет уточнить некоторые положения о процессе формирования и структурирования фразеосемантических полей в неродственных и разноструктурных языках; о концептуальных принципах идиоматизации внутренней формы фразеологических единиц разного типа, включающих в свой состав лексику одного семантического поля; выявлено общее и специфическое в принципах идиоматизации внутренней формы исследуемых фразеологизмов. Установлены экстралингвистические и собственно лингвистические факторы, обусловливающие общее и специфическое в принципах концептуализации мира с помощью русских и арабских членов фразеосемантического поля «Питание». Выводы и конкретный материал исследования могут быть использованы при чтении курсов по теории языка и перевода, общей семантике, лингвокультурологии; в лексикографической практике при составлении одноязычных и двуязычных фразеологических словарей; в преподавании русского и арабского языков как иностранных.

Ключевые слова: 

фразеологизм, семантическое поле, фразеосемантическое поле, модель мотивации.

Сопоставительный анализ структурно-семантических особенностей русских и немецких прохибитивных паремий

Аннотация: 

В представленной статье речь идет о репрезентации прохибитивной семантики в русских и немецких паремиях. Данное исследование основано на сопоставительном анализе структурно-семантических особенностей паремиологических изречений, содержащих прохибитивные конструкции. В картотеку исследования вошли 2743 паремиологические единицы (1500 русских и 1243 немецких паремий), отобранные методом сплошной и специальной выборки из авторитетных русских и немецких паремиологических сборников таких авторов, как В. П. Аникин, Х. и А. Байер, С. Вагенер, К. Вандер, В. И. Даль, В. П. Жуков, К. Зимрок, И. И. Иллюстров, В. М. Мокиенко, И. М. Снегирев. На основе эмпирической базы исследования были выделены 10 русских и 10 немецких синтаксических структур, эксплицитно выражающих прохибитивную семантику в пословицах, поговорках и народных приметах. Автор статьи дефиницирует понятие прохибитивной конструкции в широком смысле, приводит процентное соотношение частотности употребления каждой структуры как среди русских, так и немецких паремий. В ходе структурно-семантического анализа представленных конструкций выявляются общие синтаксические и семантические характеристики, также наряду с ними раскрываются структурно-семантические различия анализируемых паремиологических изречений. Лакунарность, образованная ввиду отсутствия некоторых структурных эквивалентов в сопоставляемых языках, по мнению автора, связана с различиями черт национального менталитета в паремиологическом пространстве русского и немецкого языков.

Ключевые слова: 

прохибитив, прохибитивная конструкция, паремия, структурно-семантический анализ, русский язык, немецкий язык.

Прагматика иронии в современном политическом дискурсе (на примере русского и английского языков)

Аннотация: 

Статья посвящена анализу места и роли иронии в современном политическом дискурсе. Целью работы является сравнение и выявление общих закономерностей в функционировании иронии в русском и англоязычном политическом дискурсе в соответствии с коммуникативной интенцией автора. Материалом исследования явились высказывания государственных деятелей России, Великобритании и США последних лет. В статье показано, что частотность иронии, ее насыщенность во многом определяются характером политического жанра. В работе выделены основные функции иронии в политическом дискурсе, соответствующие ее стратегиям, среди которых указываются следующие: агрессия – манипулирование – развлечение. Впервые предлагается представить функции иронии в виде парадигм, представляющих собой пары противоположностей: нападение – защита, сближение – дистанцирование, самовозвышение – самопринижение. Эти функции не вступают в противоречие, а пересекаются и взаимодополняют друг друга, что соответствует многоплановой природе иронии. Делается вывод об ироничности как неотъемлемом качестве истинного лидера, что справедливо и для русской, и для англоязычной лингвокультур. Анализ речей политиков показывает, что наиболее эффективно воздействуют на аудиторию именно те ораторы, которые часто прибегают к иронии.

Ключевые слова: 

ирония; политический дискурс; жанр; функции; стратегии.

RSS-материал