Литературоведение

Комикс о холокосте: «Маус» А. Шпигельмана и «Приключения Кавалера и Клея» М. Чабона

Аннотация: 

В центре внимания авторов статьи оказывается синтетический жанр комикса. «Маус» (1972–1991) – комикс, созданный американским писателем и художником А. Шпигельманом на основе реальных событий из жизни его отца, польского еврея Владека Шпигельмана, выжившего во время Холокоста, а затем эмигрировавшего в США. «Приключения Кавалера и Клея» (2000) – роман М. Чабона, прототипами героев которого стали создатели популярных в США комиксов о супергероях, в том числе Супермена и Капитана Америка. Главной темой обоих произведений становится трагедия Холокоста. Авторы статьи показывают новый подход к интерпретации темы Холокоста и связанных с ней проблем – травматического опыта, «комплекса вины выжившего», коллективной памяти. В то же время прослеживается, как произведения А. Шпигельмана и М. Чабона становятся новым этапом в развитии жанра комикса и выводят его за рамки массовой культуры. Новизна исследования заключается в том, что впервые предпринимается попытка анализа комикса о Холокосте, причем и как отдельного жанра (на примере «Мауса» А. Шпигельмана), и как сюжетообразующего компонента другого литературного произведения (роман М. Чабона «Приключения Кавалера и Клея»).

Ключевые слова: 

Холокост, комикс, графический роман, постмодернизм.

Интеллектуальные тенденции в прозе Фаузии Байрамовой

Аннотация: 

Проблематика нашего научного исследования коррелирует с одним из направлений литературоведения, изучающим современные тенденции литературного процесса.

В качестве объекта исследования в данной работе выбраны повести «Күл балыгы» (‘Озерная рыба’) и «Канатсыз акчарлаклар» (‘Бескрылые чайки’) Фаузии Байрамовой, национальной писательницы, отличающейся в контексте татарской литературы особым мироощущением и новизной отражения современного мира. Статья направлена на выявление основных черт, форм и методов повествования в исследуемых и выделяемых нами в качестве примера интеллектуальной прозы произведениях.

Предмет научного исследования составляют особенности изменения художественного языка татарской прозы конца XX века, приведшие к появлению качественно нового литературного явления, получившего название «интеллектуальная тенденция в татарской прозе».

При анализе указанных художественных текстов применялись герменевтический, описательный, сравнительно-исторический и сравнительно-сопоставительный методы исследования.

Анализ творчества выбранного нами представителя современной татарской литературы дает возможность говорить о существовании в современной национальной литературе интеллектуальной прозы, хотя речь не идет о полноценном сформировавшемся жанре. При этом нужно отметить, что признаки интеллектуальной тенденции достаточно активно проявляются в текстах анализируемых повестей. С другой стороны, в настоящее время данное направление татарской литературы практически не изучено. Также надо отметить, что при анализе этих произведений мы рассмотрели общие для этого направления литературы признаки, а также выделили отдельные моменты, присущие татарской национальной литературе, что открывает перспективу для дальнейших исследований в сравнительно-сопоставительном ключе.

Ключевые слова: 

татарская литература, проза, Ф. Байрамова, интеллектуальная проза, литературное течение, интеллектуальная тенденция.

Документ – пьеса – спектакль: сценические интерпретации пьесы Вадима Леванова «Святая блаженная Ксения Петербургская в житии»

Аннотация: 

«Святая блаженная Ксения Петербургская в житии» – самая известная пьеса рано ушедшего из жизни тольяттинского драматурга Вадима Леванова. Спектакль, поставленный по ней Валерием Фокиным в Александринском театре (2009), был номинирован на национальную театральную премию «Золотая Маска». Уже после смерти драматурга пьеса была поставлена в Российском академическом Молодежном театре (2012) и в Новосибирском театре «Старый дом» (2013). В основе пьесы сложный материал – каноническое житие святой, что непривычно для драматургии и театра. Столь же необычная и форма пьесы, заявленная в подзаголовке – «пьеса в клеймах». Все это делает ее весьма трудной для театральной постановки и для зрительского восприятия. И тем не менее три театра в течение нескольких лет обратились к этой пьесе. Спектакли получились очень разными по стилю и по форме, но во многом совпали по своей основной идее. Особая сложность в работе сначала драматурга, а потом и режиссеров состояла в том, что о Ксении Петербургской имеется очень мало достоверных, собственно документальных свидетельств. Текст жития сопровождается большим количеством историй, которые рассказывали люди о жизни Ксении и о чудесах после ее смерти. Драматург искусно включил эти истории в ткань пьесы, дав возможность театру выбирать разные способы создания сценического образа и самой Ксении, и ее окружения. Особое место в пьесе занимает мистическая линия, которую каждый из режиссеров решает по-своему. В настоящей статье последовательно рассматриваются все три постановки и прослеживается путь от первоначального документа, легшего в основу пьесы, через драматургический текст к сценическому образу.

Ключевые слова: 

Вадим Леванов, «Святая блаженная Ксения Петербургская в житии», «пьеса в клеймах», документ, сценическая интерпретация, пьеса, спектакль.

Вербатим как механизм создания «новой документальности» в новейшей русской драме

Аннотация: 

В статье рассматривается техника создания художественного текста «вербатим» как одного из механизмов создания особого типа документальности. Метод вербатима был принят русскими драматургами прежде всего как способ освоения социальных диалектов, через которые авторы могли бы аутентично изобразить социальную реальность своих персонажей. Драматурги уверены, что они создают некую языковую фотографию нашего времени, вырабатывают новый способ слышать современную речь, несглаженную, острую, построенную на индивидуальных неологизмах, на использовании взаимоисключающих лексик, трепещущую, некрасивую уличную речь. Таким образом, «документом» представляется не зафиксированный факт, а максимально подлинное устное слово. История каждого отдельного человека, рассказанная (ориентированная на устную речь с ее фонетическими и стилистическими особенностями) и записанная (зафиксированная), становится своеобразным историческим документом определенной исторической эпохи, историей повседневности обычного человека.

В статье предлагается вариант типологии русского вербатима по определенным качественным характеристикам: генезис, адресность, ожидаемый эффект, принципы авторского присутствия, авторские стратегии в создании «нового документализма». Разные типы вербатима создают разный тип документальности: человеческий документ, документальный образ городского топоса, модели национальной, социальной и другого типа идентичности человека в современном мире. Материалом для исследования послужили пьесы и проекты новейшей русской драмы, как-то: «Class Act» проект (Н. МакКартни, В. Леванов, Ю. Клавдиев, В. Дурненков), тольяттинские проекты «Сны Тольятти» и «Жить и умереть в Тольятти», «Хач» У. Грицаевой, «Великое переселение уродов» Н. Рудковского и др. В рассмотренных произведениях наблюдается процесс становления документа как некого коммуникативного процесса; документальный театр, таким образом, становится театром эмоций или чувств.

Ключевые слова: 

вербатим, «новая документальность», идентичность, городской текст, человеческий документ.

Я-повествование в книге Александра Гениса «Колобок и др. Кулинарные путешествия»

Аннотация: 

В статье рассматриваются вопросы, связанные с выявлением своеобразия повествовательного дискурса в сборнике А. Гениса «Колобок и др. Кулинарные путешествия». В данном исследовании основное внимание уделяется определению роли и функции перволичной формы повествования. Значимым для осмысления авторской позиции в тексте является вопрос о литературных масках. Изучение этого аспекта в тексте А. Гениса позволяет рассмотреть повествовательные стратегии и их роль в композиционной целостности сборника. Книга А. Гениса «Колобок и др. Кулинарные путешествия» (2006) – это сборник путевых эссе, основная цель которого – знакомство читателя с окружающим миром через призму вкусовых пристрастий. Выбранная тематика повествования позволяет писателю соединить историю и географию в единое целое. Такая двойная кодировка текста пронизывает и жанровую структуру книги: истории, рассказанные Александром Генисом, соединяют в себе черты как художественной литературы, так и публицистики. Ссылки на документ, обилие фактологического материала, точное следование по определенному маршруту придают документальный характер сборнику, в то время как многочисленные ссылки на литературные источники, своеобразие языка повествования, насыщенность текста изобразительно-выразительными средствами свидетельствуют об эстетической его природе. Несмотря на цель автора, заявленную в самом начале текста (познакомить читателя с кулинарным искусством различных стран и народов), можно заметить, что по ходу повествования данная установка отходит на второй план. Интерес к внешнему миру вытесняется вследствие сфокусированности текста на внутреннем мире нарратора. Вопросы, связанные с оценкой исторической судьбы России и СССР, рассматриваются через призму субъективного восприятия, связанного с национальными корнями писателя, и актуальной становится проблема национальной самоидентификации.

Ключевые слова: 

литература путешествий, перволичная форма повествования, автор, герой, авторская позиция, свой, чужой.

Стратегии исследования политического времени и пространства в новейшей драматургии

Аннотация: 

В статье рассматривается политическое время и политическое пространство как объекты творческого осмысления действительности драматургами начала ХХI века. Материалом для наблюдения в работе становятся пьесы, имеющие различную жанровую природу, как основанные на художественном вымысле, так и имеющие документальную основу. Обращение драматургов к исследованию политического времени и пространства ставится в зависимость от общей политизации искусства в России в начале ХХI века. В силу особой природы новейшей драматургии такое осмысление получает характер не столько эстетического, сколько социологического исследования.

В этой связи в качестве единиц исследования выбираются политическое время и политическое пространство как феномены общественного сознания, которые особым образом представляются в художественном сознании драматургов разных лет. Так, в пьесе В. Тетерина «Путин.doc» (2005) политическое время осознается насыщенным абсурдными событиями, политическое пространство видится как результат символического присвоения политическими акторами чужого пространства. В драматическом памфлете Д. Быкова (2009) настоящее политическое время характеризуется как мифологичное, овеществленное, авторская стратегия при этом направлена на деконструкцию мифа, политическое же пространство представляется как продукт функционирования социальных институтов в частном пространстве квартиры и виртуальном пространстве СМИ. Пьеса А. Родионова и Е. Троепольской «Проект ,,Сван“» (2013) исследует политическое пространство как концепт борьбы социальных миров, сформированный речевыми формулами, закрепленный в языке и заставляющий человека выбирать ту или иную сторону.

В работе делаются выводы о движении драматургов в осмыслении политического времени и пространства: от отстраненной насмешки и провокации к поиску своего пространства внутри политического.

Ключевые слова: 

политическое время, политическое пространство, политическая драма, В. Тетерин, Д. Быков, А. Родионов, новейшая драматургия.

Создание последнего петербургского мифа в «Египетской марке» О. Э. Мандельштама

Аннотация: 

Повесть «Египетская марка» написана методом «опущенных звеньев». Автор рисует топографию Петербурга, обращается к реально существовавшим жителям Петербурга – прототипам персонажей, к традициям русской классической литературы. Все они составляют исторически точную основу художественного произведения. Однако в некоторых случаях автор идет на сознательное искажение фактов для того, чтобы документальная мозаика складывалась в оригинальное, новое целое – миф об агонии империи, гибели Петербурга, ее столицы, трагическом существовании ее жителей после революции.

В повести «Египетская марка» Мандельштам представляет Петербург в момент перехода между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года. Новый порядок агрессивен по отношению к маленькому человеку Парноку. Он совершенно не защищен сам и не может остановить самосуд революционной толпы. Его антагонист ротмистр Кржижановский связан с новой властью и является главным обидчиком героя – похитителем его визитки. Мандельштам использует систему аллюзий на произведения русской классической литературы: Гоголя (Парнок – Акакий Акакиевич, пропавшая визитка – шинель), Достоевского (Парнок – Голядкин-младший, Кржижановский – Голядкин-старший), Некрасова (Смерть Бозио – Анджиолина Бозио из поэмы «О погоде»), западно-европейской литературы – Стендаля, Бальзака, А. Франса.

Повесть была напечатана в мае 1928 года в ленинградском журнале «Звезда», тем не менее это зашифрованное обличение в подцензурной печати советской власти и непосредственно Сталина. Дуэль поэта с вождем начинается с этого произведения. Но повесть не исчерпывается политическим смыслом. Мандельштам прощается с Петербургом своей молодости, классическим Петербургом русской культуры имперского периода. Текст строится как сочетание документальных и символических реалий. Это подлинный реквием исчезнувшему государству и его столице, близким автору людям – Н. С. Гумилеву, А. А. Ахматовой, о. Николаю Бруни. «Египетская марка» – лирическая проза, которую можно поставить в один ряд с «Охранной грамотой» Б. Л. Пастернака, «Первошумом» Р.-М. Рильке.

Ключевые слова: 

миф, Петербург, топография города, классическая традиция, русская литература, Мандельштам.

Образ Стамбула в романе Орхана Памука «Меня зовут красный»

Аннотация: 

Последние годы отмечены всплеском интереса к городу как культурному тексту. Этой теме посвящены многочисленные конференции, научные труды, антологии, публицистические статьи. Хорошо изучены такие знаковые системы, как «петербургский текст», «московский текст». Активно осваивается провинциальный текст, исследуются разнообразные модели зарубежного города в русской литературе. Одновременно объектом научных изысканий становится образ города в произведениях зарубежных писателей, многообразие «городского текста» в мировой литературе. Город как среда обитания современного человека и как сложный семантический комплекс нередко оказывается в центре внимания художников. Вспомним лишь некоторые примеры из литературы ХХ века: «Улисс» Джеймса Джойса, «Смерть в Венеции» Томаса Манна, «Берлин Александрплац» Альфреда Дёблина, «Вена Metropolis» Петера Розая и многие, многие другие. Существует обширный «берлинский текст», «лондонский текст», «венский текст», «парижский текст», «римский текст» и т. д. Если говорить о «стамбульском тексте», то в современной литературе он связан прежде всего с именем известного турецкого писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе, Орхана Памука. Действие всех произведений писателя разворачивается в Стамбуле, его родном городе. Тема настоящей статьи – образ города в романе О. Памука «Меня зовут Красный». Цель ее состоит в изучении специфики «стамбульского текста» в романе писателя, в исследовании образа города с точки зрения проблемы синтеза художественного и документального. В результате приходим к выводу, что образ Стамбула в романе О. Памука соткан, с одной стороны, из исторических реалий, узнаваемых топонимов, с другой – из субъективных авторских оценок, вымышленных сюжетов и персонажей. Таким образом, он представляет собой сложный сплав документального и фикционального.

Ключевые слова: 

«городской текст», образ города, Орхан Памук, Стамбул, синтез художественного и документального.

История и современность в эссеистике У. Голдинга

Аннотация: 

Предметом анализа в данной статье являются эссе Уильяма Голдинга (1911–1993), вошедшие в сборники «Горячие врата» («The Hot Gates», 1965), «Движущаяся мишень» («A Moving Target», 1982) и посвященные путешествиям по исторически значимым местам и описаниям артефактов прошлого. Цель работы – выяснение причин обращения автора к исторической тематике и определение его историософских взглядов.

Английский прозаик предстает прежде всего человеком, очарованным прошлым. Он осознает себя наследником многовековой истории, которая не является чем-то мертвым, отжившим. Он ощущает непрерывную связь эпох благодаря памятникам культуры, преданиям и легендам, фольклору, окружающей природе, которая является неизменным свидетелем хода времени. Поэтому писателю так важно побывать в том месте, где то или иное историческое событие совершилось: место раскопок, Фермопилы, Дельфы, Нил, Долина Царей. С композиционной точки зрения, очерки содержат поэтическое описание достопримечательности, которое завершается емким выводом, глубоко субъективным, далеким от рациональной однозначности.

Каждое из описанных путешествий, реальное или воображаемое, – это своего рода паломничество, итогом которого каждый раз становится важное духовное прозрение, философское обобщение закономерностей истории. В прошлом человечества Голдинг усматривает грехопадение, связанное с возникновением рационального мышления, которое становится источником двойственности человеческой натуры, способной и на жестокое убийство, и на подвиг самопожертвования. Его настоящее – путешествие, подобно библейскому Ною, в поисках истины, а возможное будущее – Апокалипсис. Но в то же время английский писатель убежден, что человек может подавить в себе тягу к убийству, преодолеть тьму, поставить нравственный прогресс выше технического и в конечном итоге обрести Бога. Таким образом, несмотря на все сомнения и разочарования, порожденные трагическими событиями ХХ века, Уильям Голдинг остается верен ценностям европейского гуманизма.

Ключевые слова: 

У. Голдинг, гуманизм, историософия, культура, эссе

Функции художественных артефактов в романе культуры Грегори Норминтона «Чудеса и диковины»

Аннотация: 

Статья посвящена роману современного британского писателя Грегори Норминтона «Чудеса и диковины». Хотя этот молодой писатель уже хорошо известен как у себя на родине, так и за рубежом, этот роман еще не получил освещения в отечественной критике. В статье рассматриваются жанровые особенности произведения, которые сочетают в себе элементы плутовского и исторического романа, но автор приходит к выводу, что более точно можно определить это произведение как «роман культуры», в котором история запечатлевается через культурные артефакты. При этом целый ряд произведений искусства, описанных в романе, являются исторически достоверными, как и личности их создателей. Это касается в первую очередь образа Джузеппе Арчимбольдо, две картины которого – «Вертумн» и «Библиотекарь» – самым подробным образом описаны в романе, причем авторство второй приписывается главному герою – гению подделки Томмазо Грилли. В связи с этим возникает еще одна важная проблема, рассмотренная в статье, – это функция экфрасиса. Автор приходит к выводу, что эти две картины выполняют структурообразующую функцию, так как задают основной принцип, по которому построен весь роман. Кроме того, портрет Императора Рудольфа в образе бога Вертумна задает еще одну принципиально важную характеристику романа – карнавальность, которая нагляднее всего проявляется в образе главного героя, всем своим обликом, в особенности при дворе, напоминающего придворного шута, трикстера, которому изначально присуще смеховое начало. На протяжении действия Томмазо неоднократно меняет маски и исполняет различные и даже прямо противоположные роли. Все вышесказанное в конечном счете создает постмодернистскую картину мира, где активно эксплуатируются все наиболее характерные черты постмодернизма – дискретность восприятия истории, симулятивность, присвоение и переработка, отсутствие корней, карнавализация реальности; а многие из задействованных артефактов становятся в конечном счете метафорами, визуализирующими эти постмодернистские приемы.

Ключевые слова: 

постмодернизм, плутовской роман, экфрасис, симулятивность, карнавализация, метафора, исторический роман.

RSS-материал