Литературоведение

Стратегии исследования политического времени и пространства в новейшей драматургии

Аннотация: 

В статье рассматривается политическое время и политическое пространство как объекты творческого осмысления действительности драматургами начала ХХI века. Материалом для наблюдения в работе становятся пьесы, имеющие различную жанровую природу, как основанные на художественном вымысле, так и имеющие документальную основу. Обращение драматургов к исследованию политического времени и пространства ставится в зависимость от общей политизации искусства в России в начале ХХI века. В силу особой природы новейшей драматургии такое осмысление получает характер не столько эстетического, сколько социологического исследования.

В этой связи в качестве единиц исследования выбираются политическое время и политическое пространство как феномены общественного сознания, которые особым образом представляются в художественном сознании драматургов разных лет. Так, в пьесе В. Тетерина «Путин.doc» (2005) политическое время осознается насыщенным абсурдными событиями, политическое пространство видится как результат символического присвоения политическими акторами чужого пространства. В драматическом памфлете Д. Быкова (2009) настоящее политическое время характеризуется как мифологичное, овеществленное, авторская стратегия при этом направлена на деконструкцию мифа, политическое же пространство представляется как продукт функционирования социальных институтов в частном пространстве квартиры и виртуальном пространстве СМИ. Пьеса А. Родионова и Е. Троепольской «Проект ,,Сван“» (2013) исследует политическое пространство как концепт борьбы социальных миров, сформированный речевыми формулами, закрепленный в языке и заставляющий человека выбирать ту или иную сторону.

В работе делаются выводы о движении драматургов в осмыслении политического времени и пространства: от отстраненной насмешки и провокации к поиску своего пространства внутри политического.

Ключевые слова: 

политическое время, политическое пространство, политическая драма, В. Тетерин, Д. Быков, А. Родионов, новейшая драматургия.

Создание последнего петербургского мифа в «Египетской марке» О. Э. Мандельштама

Аннотация: 

Повесть «Египетская марка» написана методом «опущенных звеньев». Автор рисует топографию Петербурга, обращается к реально существовавшим жителям Петербурга – прототипам персонажей, к традициям русской классической литературы. Все они составляют исторически точную основу художественного произведения. Однако в некоторых случаях автор идет на сознательное искажение фактов для того, чтобы документальная мозаика складывалась в оригинальное, новое целое – миф об агонии империи, гибели Петербурга, ее столицы, трагическом существовании ее жителей после революции.

В повести «Египетская марка» Мандельштам представляет Петербург в момент перехода между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года. Новый порядок агрессивен по отношению к маленькому человеку Парноку. Он совершенно не защищен сам и не может остановить самосуд революционной толпы. Его антагонист ротмистр Кржижановский связан с новой властью и является главным обидчиком героя – похитителем его визитки. Мандельштам использует систему аллюзий на произведения русской классической литературы: Гоголя (Парнок – Акакий Акакиевич, пропавшая визитка – шинель), Достоевского (Парнок – Голядкин-младший, Кржижановский – Голядкин-старший), Некрасова (Смерть Бозио – Анджиолина Бозио из поэмы «О погоде»), западно-европейской литературы – Стендаля, Бальзака, А. Франса.

Повесть была напечатана в мае 1928 года в ленинградском журнале «Звезда», тем не менее это зашифрованное обличение в подцензурной печати советской власти и непосредственно Сталина. Дуэль поэта с вождем начинается с этого произведения. Но повесть не исчерпывается политическим смыслом. Мандельштам прощается с Петербургом своей молодости, классическим Петербургом русской культуры имперского периода. Текст строится как сочетание документальных и символических реалий. Это подлинный реквием исчезнувшему государству и его столице, близким автору людям – Н. С. Гумилеву, А. А. Ахматовой, о. Николаю Бруни. «Египетская марка» – лирическая проза, которую можно поставить в один ряд с «Охранной грамотой» Б. Л. Пастернака, «Первошумом» Р.-М. Рильке.

Ключевые слова: 

миф, Петербург, топография города, классическая традиция, русская литература, Мандельштам.

Образ Стамбула в романе Орхана Памука «Меня зовут красный»

Аннотация: 

Последние годы отмечены всплеском интереса к городу как культурному тексту. Этой теме посвящены многочисленные конференции, научные труды, антологии, публицистические статьи. Хорошо изучены такие знаковые системы, как «петербургский текст», «московский текст». Активно осваивается провинциальный текст, исследуются разнообразные модели зарубежного города в русской литературе. Одновременно объектом научных изысканий становится образ города в произведениях зарубежных писателей, многообразие «городского текста» в мировой литературе. Город как среда обитания современного человека и как сложный семантический комплекс нередко оказывается в центре внимания художников. Вспомним лишь некоторые примеры из литературы ХХ века: «Улисс» Джеймса Джойса, «Смерть в Венеции» Томаса Манна, «Берлин Александрплац» Альфреда Дёблина, «Вена Metropolis» Петера Розая и многие, многие другие. Существует обширный «берлинский текст», «лондонский текст», «венский текст», «парижский текст», «римский текст» и т. д. Если говорить о «стамбульском тексте», то в современной литературе он связан прежде всего с именем известного турецкого писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе, Орхана Памука. Действие всех произведений писателя разворачивается в Стамбуле, его родном городе. Тема настоящей статьи – образ города в романе О. Памука «Меня зовут Красный». Цель ее состоит в изучении специфики «стамбульского текста» в романе писателя, в исследовании образа города с точки зрения проблемы синтеза художественного и документального. В результате приходим к выводу, что образ Стамбула в романе О. Памука соткан, с одной стороны, из исторических реалий, узнаваемых топонимов, с другой – из субъективных авторских оценок, вымышленных сюжетов и персонажей. Таким образом, он представляет собой сложный сплав документального и фикционального.

Ключевые слова: 

«городской текст», образ города, Орхан Памук, Стамбул, синтез художественного и документального.

История и современность в эссеистике У. Голдинга

Аннотация: 

Предметом анализа в данной статье являются эссе Уильяма Голдинга (1911–1993), вошедшие в сборники «Горячие врата» («The Hot Gates», 1965), «Движущаяся мишень» («A Moving Target», 1982) и посвященные путешествиям по исторически значимым местам и описаниям артефактов прошлого. Цель работы – выяснение причин обращения автора к исторической тематике и определение его историософских взглядов.

Английский прозаик предстает прежде всего человеком, очарованным прошлым. Он осознает себя наследником многовековой истории, которая не является чем-то мертвым, отжившим. Он ощущает непрерывную связь эпох благодаря памятникам культуры, преданиям и легендам, фольклору, окружающей природе, которая является неизменным свидетелем хода времени. Поэтому писателю так важно побывать в том месте, где то или иное историческое событие совершилось: место раскопок, Фермопилы, Дельфы, Нил, Долина Царей. С композиционной точки зрения, очерки содержат поэтическое описание достопримечательности, которое завершается емким выводом, глубоко субъективным, далеким от рациональной однозначности.

Каждое из описанных путешествий, реальное или воображаемое, – это своего рода паломничество, итогом которого каждый раз становится важное духовное прозрение, философское обобщение закономерностей истории. В прошлом человечества Голдинг усматривает грехопадение, связанное с возникновением рационального мышления, которое становится источником двойственности человеческой натуры, способной и на жестокое убийство, и на подвиг самопожертвования. Его настоящее – путешествие, подобно библейскому Ною, в поисках истины, а возможное будущее – Апокалипсис. Но в то же время английский писатель убежден, что человек может подавить в себе тягу к убийству, преодолеть тьму, поставить нравственный прогресс выше технического и в конечном итоге обрести Бога. Таким образом, несмотря на все сомнения и разочарования, порожденные трагическими событиями ХХ века, Уильям Голдинг остается верен ценностям европейского гуманизма.

Ключевые слова: 

У. Голдинг, гуманизм, историософия, культура, эссе

Функции художественных артефактов в романе культуры Грегори Норминтона «Чудеса и диковины»

Аннотация: 

Статья посвящена роману современного британского писателя Грегори Норминтона «Чудеса и диковины». Хотя этот молодой писатель уже хорошо известен как у себя на родине, так и за рубежом, этот роман еще не получил освещения в отечественной критике. В статье рассматриваются жанровые особенности произведения, которые сочетают в себе элементы плутовского и исторического романа, но автор приходит к выводу, что более точно можно определить это произведение как «роман культуры», в котором история запечатлевается через культурные артефакты. При этом целый ряд произведений искусства, описанных в романе, являются исторически достоверными, как и личности их создателей. Это касается в первую очередь образа Джузеппе Арчимбольдо, две картины которого – «Вертумн» и «Библиотекарь» – самым подробным образом описаны в романе, причем авторство второй приписывается главному герою – гению подделки Томмазо Грилли. В связи с этим возникает еще одна важная проблема, рассмотренная в статье, – это функция экфрасиса. Автор приходит к выводу, что эти две картины выполняют структурообразующую функцию, так как задают основной принцип, по которому построен весь роман. Кроме того, портрет Императора Рудольфа в образе бога Вертумна задает еще одну принципиально важную характеристику романа – карнавальность, которая нагляднее всего проявляется в образе главного героя, всем своим обликом, в особенности при дворе, напоминающего придворного шута, трикстера, которому изначально присуще смеховое начало. На протяжении действия Томмазо неоднократно меняет маски и исполняет различные и даже прямо противоположные роли. Все вышесказанное в конечном счете создает постмодернистскую картину мира, где активно эксплуатируются все наиболее характерные черты постмодернизма – дискретность восприятия истории, симулятивность, присвоение и переработка, отсутствие корней, карнавализация реальности; а многие из задействованных артефактов становятся в конечном счете метафорами, визуализирующими эти постмодернистские приемы.

Ключевые слова: 

постмодернизм, плутовской роман, экфрасис, симулятивность, карнавализация, метафора, исторический роман.

Образ русской революции в произведениях английских писателей (С. Моэм и Э. Бёрджесс)

Аннотация: 

В статье рассматриваются произведения английских писателей, которые обратились к теме русской революции с разницей во времени почти в 70 лет. Мы сосредоточим свое внимание на различии воплощения образа революции в творчестве С. Моэма, который был свидетелем событий марта – октября 1917 года, и Э. Бёрджесса, который знаком с историей русской революции только по письменным источникам. В то же время мы обращаем внимание на черты сходства, обусловленные общностью мировоззренческих установок английских писателей и приверженностью стереотипам изображения России, многие из которых в творчестве С. Моэма только складываются, а в произведениях Э. Бёрджесса уже предстают устоявшимися. В изображении революционных событий февраля – октября 1917 года обоими авторами делается акцент на описании уличных боев, голода, хаоса, грабежей. В способах отображения событий революции проявляется авторская позиция писателя. Если для Моэма наиболее важна его внутренняя полемика с тем, что называется «интеллигенция», то для Бёрджесса важнейшей задачей становится вписывание русской революции в общий поток истории ХХ века. В то же время оба автора единодушны в противопоставлении Запада и Востока, придавая этому сопоставлению собственные смысловые оттенки. Важным образом, представляющим Россию в английской литературе, становится образ русской женщины, обладающей загадочными и необъяснимыми особенностями личности. Такая женщина обычно оказывается патриоткой, предпочитающей родину жизни на чужбине.

Ключевые слова: 

английская литература, образ русской революции, С. Моэм, Э. Бёрджесс.

Синтез документального и художественного в образе провинциального города на материале тольяттинской драматургии

Аннотация: 

Работа посвящена теме провинциального города в пьесах, местом действия которых становится пространство, чей образ создается на основании реальных жизненных впечатлений тольяттинских драматургов.

Исследование взаимодействия документального и художественного в образе города, во-первых, позволяет выявить типологические связи пьес Леванова, Клавдиева с произведениями «новой драмы» рубежа XIX–XX столетий, в которых благодаря созданию нового типа героя и действия решается проблема относительно автономного существования человека в окружающем его мире.

Во-вторых, в результате работы с образом города в тольяттинской драме определяются особенности драматического пространства пьес Леванова, Клавдиева. Оно содержит в себе коды жизни провинции, по-разному используемые читателем / зрителем. Для одних реципиентов драматический образ – предельно конкретное, документально точно воспроизведенное пространство. Для других – обобщенная модель провинциального мира.

В любом случае сценическое пространство – место пересечения нескольких как временных (прошлое – настоящее – будущее), так и реальных и ирреальных планов. Их возникновение зависит от способности индивидуально воспринимать и оценивать происходящее как героя, так и того, кто в паратексте «разворачивает» драматическое пространство, не ограниченное ни рамками сцены, ни настоящего драматического момента. Не менее важную роль играет внутренний опыт читателя / зрителя. Документально точно воспроизведенные пространственные детали «вводят» его в драматический мир, позволяют принимать его как подлинный и вовлекают в процесс разрешения жизненных противоречий, которые составляют конфликтную основу драматического действия. Его суть – попытка преодоления жизненных противоречий подменой настоящего прошлым или будущим, в равной мере невозможными в настоящем.

В итоге документальные пространственные образы и детали, подобно тому как специфические фонетические, лексико-семантические и композиционные особенности драматической речи в вербатимной драме, апеллируют к оставившему след во внутреннем мире личности реальному жизненному опыту. Без него невозможен диалог с автором в новейшей драме, совместное с ним решение проблем жизни не только провинции, но и жизни как таковой.

Ключевые слова: 

драматическое пространство, провинциальный город, временные планы, тольяттинская драма, Леванов, Клавдиев.

Образ Шекспира в романе Энтони Бёрджесса «Смуглая леди Эндерби, или Эндерби без конца»

Аннотация: 

Энтони Бёрджесс (1917–1993) – английский писатель, автор интеллектуальных романов, а также серьезных музыкальных сочинений. Как творческая личность и талантливый человек он активно интересуется вопросами искусства и исследует процесс его создания в своих произведениях. Концепция творчества писателя прослеживается во многих его произведениях как о реальных творцах, так и вымышленных художниках. Цель данной статьи состоит в выявлении основных положений концепции творчества Энтони Бёрджесса и определения места Шекспира в ней. Исследование проводится на примере романа Энтони Бёрджесса «Смуглая леди Эндерби, или Эндерби без конца». Анализ данного произведения показал, что, с точки зрения Энтони Бёрджесса, писатель – ремесленник, умело выполняющий свое дело. Кроме того, творческая активность писателя напрямую связана с его сексуальным влечением. В концепции творчества Энтони Бёрджесса ключевая роль отводится образу Шекспира как человека, соединяющего в себе эти два начала и обладающего гением сочетать профессиональную деятельность писателя с мастерством создания истинного произведения искусства. Таким образом, Шекспир является авторским идеалом писателя, а творчество драматурга – образцом художественного совершенства.

Ключевые слова: 

Энтони Бёрджесс, Шекспир, романы об Эндерби, концепция творчества, английская литература.

Пространство как смыслообразующее начало в поэтике раннего Е. А. Боратынского

Аннотация: 

Образы пространства как смыслообразующее начало в ранней лирике Е. А. Боратынского (берутся стихотворения «Финляндия» и «Я возвращуся к вам, поля моих отцов…») рассматриваются в контексте философской эстетики М. Хайдеггера и М. Бахтина, многие взгляды которых находятся в резонансных отношениях. Финляндия в первом стихотворении поэта для автора-человека и для его героя, за которым в определенном смысле сам автор, – это его «место в мире», в котором осуществляется его «здесь-бытие» (М. Хайдеггер). Если говорить на языке М. Бахтина, Финляндия становится тем «местом» художника в бытии, с которого и совершается «неповторимый поступок» – творение искусства в истине бытия. Образ «Финляндия» воспринимается прежде всего выражением временных отношений. Прошлое у Боратынского – память-фантазия, которая позволяет представить определенное настоящее (внутренние переживания поэта) из определенного воображаемого прошлого. В стихотворении «Я возвращуся к вам, поля моих отцов… » уже родина становится тем «местом в бытии» автора, благодаря которой утверждается истина жизни, заключенная в земном, поскольку она, эта истина, сущностно сопряжена с человеком как «местом в мире», человеком в его «здесь-бытие».

Ключевые слова: 

Е. А. Боратынский, М. Бахтин, М. Хайдеггер, философская эстетика, хронотоп, «место в мире», «здесь-бытие».

Художественные особенности путевых очерков Лефа

Аннотация: 

Статья посвящена изучению творчества ЛЕФа (Левого фронта искусства) второй половины 1920-х годов. В это время происходит формирование «литературы факта» – теории, получившей впоследствии распространение в мировом литературном процессе. Выработанные лефовцами теоретические принципы (отказ от вымысла и излишней эмоциональности, детальность описаний, преобладание лаконичных жанров и др.) ярче всего проявились в путевых очерках, прозаических и стихотворных. Автор выделяет основные положения «литературы факта» на материале статей, опубликованных в журнале «Новый Леф», и анализирует их отражение в художественных текстах данного периода. Рассматриваются основные темы и идеи произведений, способы усиления документального начала в тексте и реализации агитационной функции.

Творчество деятелей ЛЕФа (В. Маяковского, Н. Асеева, С. Третьякова и др.) еще с Серебряного века было связано с художественными поисками в сфере синтеза искусств. В 1920-х годах наиболее значимым видом искусства объявляется кинематограф, лефовцы ищут способы создания кинематографичной литературы. В художественных текстах это проявляется и на формальном (композиционно-синтаксическом) уровне, и на содержательном (изображается «динамическая ситуация наблюдения»). Автор анализирует функции применения кинематографических принципов в путевых очерках, а также делает вывод о причинах обращения ЛЕФа к данному жанру.

Ключевые слова: 

русская литература 1920-х гг., ЛЕФ, «литература факта», путевой очерк, кинематографичность литературы.

RSS-материал