Литературоведение

Гибридная образность в русской и английской постколониальной литературе

Аннотация: 

Статья посвящена анализу феноменов стилистической и образной гибридности как главной особенности прозы русских и английских писателей рубежа XX–XXI веков. Cовременная российская и русскоязычная литература (А. Волос, Д. Рубина, С. Афлатуни, А. Хаиров и др.) представляет собой крайне интересное и сложное мультикультурное пространство, в котором пересекаются этносы, культуры, языки, и литература такого порядка начинает представлять собой своеобразный палимпсест, который становится не только экспериментальным полигоном для обогащения русского языка заимствованиями и языковыми интерференциями, гибридными лингвистическими образованиями, но и способствует культурному диалогу между славянскими, азиатскими и западными цивилизациями, столь необходимому в нашу неспокойную в политическом отношении эпоху. В современной английской литературе одним из самых ярких писателей, использующих гибридную образность в своих произведениях, является писатель индопакистанского происхождения Салман Рушди (романы «Дети полуночи», «Стыд», «Последний вздох Мавра» и др.). На примере его творчества можно выдвинуть гипотезу о том, что гибридность не означает стирание или отказ от какого-либо набора традиций, но, скорее, подчеркивает текущее развитие коренных культурных форм, взаимовлияние между различными историями и традициями. Таким образом, гибридность – это не всегда упразднение традиции, хотя такое со временем может случиться. Данный феномен олицетворяет, скорее, вбирание одной традиции другими. Можно сделать предположение, что степень и парадигмы гибридизации традиций и обычаев варьируются в широком диапазоне в зависимости от культурных, политических и экономических обстоятельств. В результате этого процесса происходит своего рода примирение коренных и привнесенных форм, даже в то время, когда эти формы продолжают существовать независимо.

Ключевые слова: 

мультикультурная литература, гибридность, креолизация, межпространственность, диаспора, пороговость.

«Защитник человечности» в «стране свободных институтов»: отклик русских журналов 1870-х гг. на смерть Чарльза Диккенса

Аннотация: 

Статья посвящена анализу восприятия личности и творчества Чарльза Диккенса русской журнальной публицистикой начала 1870-х гг., когда смерть писателя вызвала всплеск интереса к нему и его произведениям. В статье демонстрируется, как по-разному русские «толстые журналы» различной идеологической направленности («Дело», «Вестник Европы», «Нива», «Русский вестник») в некрологах и аналитических статьях, написанных под впечатлением ухода из жизни Диккенса, расставляют акценты русской рецепции английского писателя. В статье показывается, что обращение к Диккенсу интересно еще и тем, что его творчество оказало влияние не на ограниченный круг читателей, а на все русское образованное общество: несмотря на различие взглядов, русские публицисты того времени едины в оценке силы его таланта и нравственного воздействия его произведений. Анализ рецепции творчества Диккенса в этот период доказывает, что обращение России к английскому социокультурному опыту во многом объясняется запросами общественно-политической жизни страны. Работа показывает, что рецепция Диккенса в этот период представляет интерес и с точки зрения истории литературы, так как это было время, когда русская критика и читающая публика требовали от литературы принципиального обращения к острым социальным и нравственным аспектам современной жизни, ставили вопрос об ответственности писателя перед обществом, акцентировали острые вопросы развития русского реализма.

В статье выявляются не только особенности отношения к Диккенсу того или иного печатного издания или конкретного публициста, связанные с продиктованными временем акцентами, но и определяется то общее, что позволяет задуматься об истинной художественной и нравственной ценности литературы, общечеловеческое начало которой способно преодолевать географические, межкультурные и идеологические границы, напоминая людям об их единой общечеловеческой сути. Уникальность отзывчивости русского читателя к инонациональному художественному воздействию, о котором писал Ф. М. Достоевский, делает обращение к этой теме на русском материале еще более интересным и значимым.

Ключевые слова: 

Диккенс, английская литература XIX века, рецепция, русская публицистика, «толстые журналы», некролог.

Русско-зарубежные связи: образ советской России в новелле С. де Бовуар «Недоразумение в Москве»

Аннотация: 

В статье рассматривается имагологический аспект новеллы С. де Бовуар «Недоразумение в Москве», который раскрывается в различных нарративных планах произведения, соединяющих как документально-публицистические, так и субъективно-психологические параметры рецепции инонационального. Гетерообраз советской России проанализирован в аспекте «двойного отражения» категории национального, объективированной в новелле как в плане национального «воображаемого» (первичное моделирование положительного имагообраза России Сартром), так и с точки зрения корректировки данного образа в ходе непосредственного восприятия чужого / другого, ведущей к его девалоризации. Восприятие России в новелле «Недоразумение в Москве» связано в статье с философскими и идеологическими установками С. де Бовуар и Ж.-П. Сартра. Выстраивание национального образа Симоной де Бовуар охарактеризовано и сквозь призму традиционных стереотипов о России, и, прежде всего, в контексте мировоззренческих исканий героев, эволюции их социально-политических взглядов, а также в соответствии с сюжетообразующей моделью имагологического текста, описывающей этапы освоения индивидом инокультурного пространства. В частности, показано, как герои произведения проходят путь от осознания инаковости по отношению к другой культуре к адаптации к её реалиям и дальнейшей идентификации с ними, которая, однако, заканчивается углублением отчуждения от советской действительности. Таким образом, репрезентация России в произведении С. де Бовуар представлена как многоуровневый процесс, а образ России выстроен как сложная имагологическая конструкция.

Ключевые слова: 

С. де Бовуар, Ж.-П. Сартр, образ России, образ «чужого», стереотип, имагология.

Мифологема смерти / рождения в романе Е. Водолазкина «Лавр»

Аннотация: 

В статье исследуется специфика реализации мифологемы смерти / рождения в романе русского писателя, филолога, специалиста по древнерусской литературе Е. Водолазкина «Лавр». Обращение к данной теме определяется тем, что проблема существования времени, тесно связанная с осмыслением смерти, становится основной в современной культуре. Задачей исследования является определение сущности размышлений писателя, обращающегося к материалу русского Средневековья, о смерти в аспекте соотношения времени и вечности, телесности и духовности, общего и личного. Исследование романа «Лавр» дает основание утверждать, что мифологема смерти / рождения реализуется на нескольких уровнях: в структурной организации романа и в системе образов, в отсылке к мотивам античного и евангельского мифов о смерти и воскресении Бога. В результате выявлено, что в структурной организации романа доминируют принципы цикличности и круга. Другой стороной реализации мифологемы смерти / рождения становится акцентирование отсутствия четкой границы между миром живых и мертвых. Это проявляется в характерном для средневекового мира в целом сосредоточении на телесном выражении смерти и воскресения. Целительство как дело жизни героя, направленное на сохранение тела, становится в конечном счете средством для спасения души. Итогом исследования является утверждение мифологемы смерти / рождения как структуро- и смыслообразующей в романе. Ее функцией становится обозначение напряженных раздумий писателя о категориях времени и истории, о смысле сущего. Герой проходит путь от ипостаси, связанной с циклической сменой смерти / рождения как обозначения движения времени, к ипостаси, связанной с идеей возможности преодоления времени. Такое преодоление связано с движением к Богу как окончательным уходом от смерти в жизнь вечную.

Ключевые слова: 

Е. Водолазкин, мифологема, смерть, рождение, воскресение, древнерусская литература, русское Средневековье.

Этнос кетов в колониальном и постколониальном дискурсах русской литературы XVIII – начала ХХ вв.

Аннотация: 

Статья посвящена исследованию этнообраза одного из самых малочисленных народов Восточной Сибири – кетов – в очерках, травелогах, реалистической прозе русской литературы с начала XVIII века до начала ХХ века. В этот период времени их называли «енисейскими остяками». Среди малых народов Восточной Сибири путешественники и этнографы с XVIII века отдавали предпочтение тунгусам (эвенкам) как самому многочисленному и благородному этносу. Кетам досталась роль самого бедного, несимпатичного и маргинального этноса. Подобное отношение к ним этнографов можно назвать идеальным колониальным аттитюдом. Однако некоторые путешественники, прежде всего лингвист М. Кастрен, все же отмечали их особое простодушие и наивность, старались найти в них европейские антропологические черты. Первого настоящего защитника кеты нашли в лице этнографа конца XIX – начала ХХ века В. Передольского, создавшего серию драматичных беллетризованных очерков, посвященных их безотрадной участи. В них кеты предстают вымирающими жертвами бесчеловечных русских торговцев и священнослужителей. Бедность, голод, алкогольная аддикция кетов объясняются исключительно негативным воздействием русских, которые приобретают в описании В. Передольского инфернальные черты.

Ключевые слова: 

русская литература, этнос, малочисленные народы, кеты, колониальный, пост­колониальный.

Конструирование представлений о национальном своеобразии литературы в русской критике и истории литературы XIX – начала XX века

Аннотация: 

Предметом анализа в статье является эволюция литературно-критических рефлексий представителей разных направлений и течений XIX – начала XX века, в которых осуществлялось конструирование представлений о национальном своеобразии литературы. В ходе исследования выделены как некий инвариант представлений о национальной идентичности литературы, так и индивидуальные вариации, не нашедшие дальнейшего развития в литературном самосознании. Постановка проблемы национального своеобразия русской литературы связана с предромантизмом. Осознание необходимости самобытной литературы в России приводит А.Тургенева к мысли о том, что русская оригинальность должна проявиться прежде всего в самой окружающей жизни, свободной от некритичного заимствования. От А. Тургенева прослеживается традиция отрицания подлинно национальной литературы в России, продолженная в выступлениях В. Кюхельбекера, А. Бестужева, Д. Веневитинова, А. Пушкина, раннего В. Белинского. Символическим выражением этого представления становится формула «у нас нет литературы». Большинство романтических трактатов написаны в риторике ожидаемого будущего. Особое место в конструировании представлений о национальном своеобразии литературы занимают статьи В. Белинского. Его ранние сочинения также напоминают выводы романтической эстетики. Однако в обозрениях русской литературы 1840-х годов он связывает историю литературы с миросозерцанием народа. Одним из первых он замечает тенденцию формирующегося литературоцентризма в русской культуре. Начиная с В. Белинского большая часть критических и историко-литературных дискурсов о русской литературе формулируется в рамках литературоцентристской направленности. В рассуждениях с 1870–80-х гг. начинает конструироваться образ самобытной литературы, противопоставленной литературе европейских стран. Новый импульс проблеме национальной идентичности в литературе придает эпоха серебряного века. Из рассуждений критиков и историков литературы конца XIX – начала XX века в статье выделено сосуществование двух оппозиционных идеологий. Первая апеллирует к литературоцентризму, однако увеличивается число тех, кто говорит об искусственности такой ситуации. И все же идеология литературоцентризма остается преобладающей.

Ключевые слова: 

национальное своеобразие, идентичность, русская литература, литературоцентризм.

Рассказ Г. Ибрагимова «Один эпизод из жизни молодежи» в литературной критике 1910-х годов

Аннотация: 

В статье рассматриваются литературно-критические работы 1910-х годов, посвященные рассказу известного татарского писателя, общественного и государственного деятеля Г. Ибрагимова «Один эпизод из жизни молодежи» (1909), написанному автором в период его раннего творчества. Это произведение после выхода в свет привлекло внимание не только читателей, но и исследователей: в литературном споре принимали участие такие известные критики, как Дж. Валиди, Х. Искандеров, Н. Гасри, З. Нуркин и др. В данной работе раскрывается проблематика произведения в контексте татарской общественной и философской мысли, определяются идеалы национальной интеллигенции, показаны пути служения татарскому народу и нации, а также пути обновления и реформирования татарского общества. Наряду с исследованиями некоторых художественных особенностей рассказа, научно-критическая мысль, находящаяся под влиянием духовного и культурного обновления эпохи, особое внимание уделяет его содержанию. В этой плоскости рассматривается общественно-национальная ценность этого произведения.

В процессе анализа рассказа Г. Ибрагимова «Один эпизод из жизни молодежи» в контексте литературы того времени определяется связь с произведениями писателей-современников, подчеркивается его влияние на творчество писателя 1910-х годов, хотя он и написан в «период пробы пера». Использованные при исследовании научно-критического материала принципы историзма, герменевтики и сравнительно-исторические методы дали возможность определить перспективы развития и обновления «ибрагимоведения».

Ключевые слова: 

писатель, литературная критика, «период пробы пера», духовное развитие, национализм, нация, народничество, общенародные интересы, образность.

Постколониальный дискурс и посттравматический синдром: «sensory pain» и «suffering pain»

Аннотация: 

Ставшее символом выражение «постколониальный дискурс» в своей структуре содержит, наряду с явными, менее явные и скрытые психологические и мифологические компоненты. Если мы сопоставим выражения «колониальный дискурс» и «постколониальный дискурс», то нам навязывается очевидная в лингвистическом отношении дискурсивная параллель: «модерн» и «постмодерн». Параллель указывает на двухступенчатую структуру выражения, в которой одна ступень не только дублирует другую, но предшествует ей во времени и скрывается под ней. То, что в «колониальный дискурс» прорвется как боль и выразится как крик, в постколониальном останется переживанием и выразится через дискурс боли. Исследования этих проблем были начаты в философии Л. Витгенштейна, в глубинной психологии и гипнотерапии. Для фиксации и анализа таких структур прибегают к мифологемам «двойника» и «близнецов». Во внутреннем отношении друг к другу дублирующие структуры выступают «близнецами», взятые вместе они образуют фигуру двойника. В статье авторы исследуют графемы и мифологемы Януса и Близнецов, формируя двухступенчатую модель восприятия и переживания.  «Посттравматический синдром» предстает в этом смысле как переживание страдания от ранее пережитой боли.  Постколониальный дискурс в прямом значении слова предполагает колониальную травму, в смысле «ориентализма» Э. Саида развертывает этот дискурс в пространстве. «Постколониальная травма» инициирует регрессию в прошлое. «Посттравматический дискурс» в литературе позволяет осуществить регрессию к травматическому переживанию в истории. Это то, что Фрейд и его последователи называли «отреагированием», которое устраняет неадекватные реакции, представляя момент катарсиса.

Ключевые слова: 

постколониальный дискурс, переживание, глубинная психология, близнецы, мифологема Януса, Л. Витгенштейн.

Постколониальный дискурс в современной русской литературе

Аннотация: 

В статье рассматривается характер функционирования и репрезентации постколониального дискурса в современной русской литературе, обусловленной своеобразием феномена русской колонизации. Внешняя колонизация и внутренняя колонизация порождают две нарративные стратегии, влияющие на специфику постколониального дискурса. В область постколониальных построений вовлекается сюжет внутреннего Другого и сюжет внутренней колонизации. Первый вариант представлен произведениями А. Мамедова «Фрау Шрам», Д. Гуцко «Русскоговорящий», А. Волоса «Хуррамабад», Г. Сандулаева «Я – чеченец», А. Иванова «Сердце Пармы» и т. д.; второй – романами В. Аксенова «Остров Крым», Д. Быкова «ЖД», А. Волоса «Маскавская Мекка», Е. Чижовой «Китаист» и др. Постколониальная интерпретация сюжета внутреннего Другого связывается с травмой утраты, провоцируя специфическую конструкцию колонизации наоборот, основу которой составляет претензия на замещение позиции колонизатора и, как следствие этого, присвоение имперскости как содержательной основы транслируемого дискурса. Результатом этого становится воспроизведение внешних примет постколониального дискурса, направленных на создание тотального нарратива, реанимирующего колониальные смыслы и уничтожающего проблему гибридности.

Особенности функционирования сюжета внутренней колонизации обусловлены появлением опосредующего дискурса. Если колониальный дискурс сюжета внутренней колонизации опосредовался включением интеллигентского дискурса, то постколониальный его вариант вовлекает в свою структуру советский дискурс. Советский дискурс участвует в конструировании колониальной травмы сначала как один из вариантов национального воображаемого (В. Аксенов «Остров Крым), а затем как основа проблематизации гибридной идентичности (Е. Чижова «Китаист»). Подобное взаимодействие актуализирует проблему гибридной идентичности, наиболее полно воплощая внутреннюю логику постколониальности.

Ключевые слова: 

постколониальный дискурс, современная русская литература, травматический опыт, сюжет внутреннего Другого, сюжет внутренней колонизации.

Трагедия У. Шекспира «Гамлет» в русском и татарском переводах: М. Лозинский и Н. Исанбет

Аннотация: 

Статья представляет собой концептуальную (по преимуществу литературоведческую, а не лингвистическую) «выдержку» из опыта сравнительного анализа русских и татарских переводов трагедии У. Шекспира «Гамлет». Основными переводческими имена выступают Михаил Лозинский и Наки Исанбет. Конкретный компаративный материал дан на широком историческом фоне (отсюда – некоторые отступления общего пояснительного характера). Продемонстрирована специфика рецепции «шекспировского текста» в русской и татарской культурах, определены параметры художественного восприятия и интерпретации, произведен текстовый микроразбор. Так, показано, что М. Л. Лозинский и Н. Исанбет, будучи советскими современниками, придерживались почти единого взгляда на принципы переводческого мастерства. С их точки зрения, перевод должен доносить не только «дух», но и «букву» оригинала; личности переводчика при этом вменялось в обязанность быть затушеванной, скрытой, как бы стоящей за скобками переводной копии. Вместе с тем Н. Исанбет-переводчик, ориентируясь на татарскую читательскую и зрительскую публику, в сравнении с М. Л. Лозинским был более свободен. Он активизировал (и сознательно, и бессознательно) семиотические коды, связанные с традиционной татарской поэтической культурой. Это касается, в частности, стихотворного размера (6-стопный безрифменный ямб вместо 5-стопного, первый – наиболее близок татарской народно-речевой стихии). С другой стороны, в подборе лексических единиц наблюдается тенденция к точности в нюансах (Н. Исанбет переводил с английского оригинала, проверяя перевод уже существовавшим к тому времени переводом М. Л. Лозинского). Отмечается перспективность исследования с учетом современного внимания к «шекспировской теме» в театроведческом ключе.

Ключевые слова: 

Уильям Шекспир, английская драматургия, русский язык, татарский язык, художественный перевод, культурная рецепция.

RSS-материал