Литературоведение

Проблема антропологической идентичности в пьесе О. Шишкина «Анна Каренина II»

Аннотация: 

В статье рассматриваются способы художественной репрезентации ремейковой стратегии в русской драматургии рубежа XX–XXI веков; раскрывается значение перформативной эстетики в актуализации потенциальных смыслов прототекста. Исследуется характер функционирования текста О. Шишкина в контексте концепции гипертекста У. Эко.

Одним из способов актуализации потенциальных смыслов становится метатекстовая структура пьесы; вычленение в авторском предисловии философского контекста, формируемого именами и работами П. Вирильо, Л. Мамфорда и М. Маклюэна, определяется содержание рецептивного механизма О. Шишкина, основой которого становится своеобразное разыгрывание в тексте философских идей данных авторов. Акцентирование подобного рецептивного механизма определяет характер перформативного проживания классического сюжета прототекста, следствием которого выступает эксплицирование потенциально присутствующей в романе Л. Н. Толстого идеи взаимодействия человеческого разума и прогресса. Концептуализацией этого идейного комплекса становится в тексте «Анна Каренина II» проблема антропологической идентичности, составляющая одну из версий общей для новых драматургов проблемы личностной самоидентификации.

Решение данной проблемы связывается с «разыгрыванием» философского контекста: буквализацией идей Л. Мэмфорда выступает в пьесе стилистика стимпанка; включение монструозного дискурса становится отражением представлений М. Маклюэна о влиянии на человеческое сознание «любого расширения чувств с помощью технологии»; проблема виртуализации сознания П. Вирильо обыгрывается в финале пьесы, уничтожающем дистанцию между XIX и XX веками. Подобный вариант реализации перформативной эстетики новой драмы предполагает смещение акцента со стратегии деконструкции прототекста на стратегию его актуализации.

Ключевые слова: 

ремейковая стратегия, прототекст, гипертекст, перформативная эстетика, актуализация потенциальных смыслов.

Роман Захара Прилепина «Обитель» в контексте тюремно-лагерной русской прозы ХХ века

Аннотация: 

В статье подробно рассмотрены возможные претексты романа З. Прилепина «Обитель» из числа произведений, относящихся к русской тюремно-лагерной прозе второй половины ХХ века. Основу сюжета «Обители» составляет история молодого человека (его зовут Артем Горяинов), попавшего в Соловецкий лагерь за непреднамеренное убийство отца. Прилепинский герой поначалу жизнелюбив, храбр и удачлив, однако пребывание в ледяном лагерном карцере Секирке оборачивается для него катастрофической деструкцией личности. Артем буквально теряет себя, и эта ментальная катастрофа становится ключевым событием романа.

В статье развернут анализ затрагивающих во многом сходную проблематику, связанную с ситуацией деградации человека в тюремно-лагерных условиях, произведений Ю. Домбровского, В. Шаламова, С. Довлатова, Л. Леонова, интертекстуальный диалог с которыми, судя по всему, входил в замысел автора «Обители». Личностная деструкция Горяинова обнаруживает черты сходства и с «дуализмом души», погубившим Корнилова, героя дилогии Домбровского, и с разрушительными процессами, лишающими человеческих черт шаламовских персонажей, и с довлатовским концептом фатальной зависимости человека от окружающих обстоятельств, и с идеей человеческой богооставленности, столь значимой для художественных текстов Леонова. Изучение соответствующих мотивных связей и ассоциативно-смысловых параллелей позволяет глубже проникнуть в художественный мир прилепинского романа.

Ключевые слова: 

тюремно-лагерная проза, претексты, деструкция личности, богооставленность.

Художественные функции шахматной терминологии в романе В. Набокова «Защита Лужина»

Аннотация: 

Изучение роли терминологических единиц в художественном тексте выявляет специфику их функционирования, вносит вклад в исследование семантических особенностей терминов в художественной речи. Изучение специфики употребления терминологической лексики вне специального дискурса предстает одним из интереснейших лингвистических аспектов анализа художественных текстов. Двойная природа терминов в художественном произведении В. Набокова «Защита Лужина» объясняется задачами, которые выполняют данные единицы языка в канве произведения. С одной стороны, применение специальной шахматной лексики в романе обусловлено тематикой романа и выполняет номинативно-описательную функцию в повествовании о событиях жизни главного героя, его любимом занятии. При более глубоком анализе обнаруживается, что шахматные термины имеют стилистические функции, служат созданию уникальных образов, атмосферы событий, воплощению художественного замысла писателя, оказывают эстетическое воздействие. Единицы специальной лексики выступают в качестве метафор и сравнений, определяются оригинальными эпитетами. Художественные функции терминов проявляются не только на уровне отдельных фраз и отрывков, но и на уровне стилизации всего текста. Таким образом, термины в контексте художественного произведения теряют привычную для себя стилистическую нейтральность, выступая средствами решения художественных задач автора. В несвойственном для них контексте они подвергаются семантическим сдвигам, обогащая сюжет, насыщая текст эмоциями, создавая напряженность повествования, характеризуя героев и давая оценку их действиям. Термины выступают уникальными лексическими инструментами писателя, образующими своеобразный пласт в ткани романа на двух уровнях: описательно-изобразительном и эмоционально-выразительном.

Ключевые слова: 

термин, художественные функции, средство художественной выразительности, шахматная лексика, роман В. Набокова «Защита Лужина».

Лирика Роберта Бёрнса в русском и татарском переводах: из опыта сравнительной поэтики

Аннотация: 

Статья представляет собой результат конкретного компаративного исследования. В ней дан анализ русских и татарских переводов лирики Роберта Бёрнса (1759–1796), знаменитого шотландского поэта. Автор констатирует наличие такого сложившегося феномена, как «русский Бёрнс». Раскрываются этапы его становления от начала XIX века вплоть до сегодняшнего дня; подчеркнут вклад С. Я. Маршака. Рассматривается татарский вариант понимания бёрнсовской поэзии. Утверждается, что, в отличие от русского, «татарский Бёрнс» – скорее перспектива, чем реальность, что не исключает необходимости изучения в сравнительном свете имеющегося, пусть и чрезвычайно скромного по количественному параметру, татарского переводного материала. Обсуждается техника переводческого мастерства. Говорится, в частности, о том, что татарский перевод Р. Бёрнса производился с русского, маршаковского, и что тем самым была задана высокая планка переводов в ситуации, когда у татарских писателей, по-видимому, отсутствовал опыт систематического обращения к произведениям шотландского барда (вопрос остается открытым). Замечен тот факт, что татарский переводчик использует приемы «конспективного перевода». Упомянуто и то, что к наследию Р. Бёрнса проявляли интерес переводчики – представители народов бывшего СССР.

Ключевые слова: 

Р. Бёрнс, лирика, русский перевод, татарский перевод, сравнительная поэтика, текст.

Суфизм в духовной биографии Л. Н. Толстого: татарский контекст

Аннотация: 

В статье рассматриваются некоторые вопросы, связанные с духовным наследием Л. Н. Толстого. Писателя увлекал Восток как средоточие различных вероучений (индуизм, буддизм, мусульманство, конфуцианство, даосизм). Отмечается его пристальный интерес к суфизму – религиозно-мистическому течению в традиционном исламе. Л. Н. Толстой, как известно, будучи рационалистом просветительского склада, весьма скептически относился к сверхчувственным, метафизическим основам постижения Бога. Лишь «любовь к ближнему» признавал он в качестве силы, способной преодолеть внутреннее недоверие людей друг к другу. Потому-то его глубоко занимала нравственная тематика, представленная в суфизме с необыкновенной остротой и напряженностью. Объясняется, кроме того, значение татарской культуры конца XIX – начала XX века в осмыслении отдельных аспектов суфийской доктрины. Подчеркнуто то внимание, которое проявляли деятели татарской литературы указанного периода к личности и творчеству Л. Н. Толстого. Он был объектом философской рефлексии и художественного перевода на татарский язык. В особом контексте освещена деятельность так называемого ваисовского движения, ставившего целью ненасильственное переустройство мира на основополагающих принципах общечеловеческой морали (добра и справедливости). Л. Н. Толстой переписывался с одним из представителей «Божьего полка», Г. Ваисовым, имел с ним встречу и долгий, обстоятельный разговор.

Ключевые слова: 

Лев Толстой, духовное наследие, суфизм, татарский культурный контекст, ваисовское движение.

Генри Миллер: художественное и документальное

Аннотация: 

Статья посвящена проблеме документального в творчестве американского писателя Генри Миллера (1891–1980), автора текстов «Тропик Рака», «Черная Весна», «Тропик Козерога», составивших его т. н. «парижскую трилогию». В статье ставится задача объяснить интерес Генри Миллера к документальным жанрам (автобиография, мемуары, дневник, записки, письмо) и связать этот интерес с основными аспектами его мировидения. Кроме того, мы попытаемся показать, что роль документалистики в творчестве Миллера начиная с 1940-х гг. принципиально усиливается. Миллер пишет свои зрелые произведения под влиянием представителей европейского модернизма (М. Пруст, Дж. Джойс, Т. С. Элиот, Т. Манн), однако он ставит несколько иные эстетические задачи. Если большинство модернистов стремятся создать совершенное произведение искусства и руководствуются идеей «имперсональной литературы», суть которой обосновал Т. С. Элиот в статье «Традиция и индивидуальный талант», то Миллер не интересуется качеством литературы и совершенством формы. Для него искусство – средство приближения к жизни, которая понимается как энергия, пронизывающая все формы сущего и формирующая основание человеческого «я». Именно поэтому он использует в своих текстах не только открытия модернизма, но и ресурсы документальных жанров (мемуары, дневник, письмо, записки). Это сближает его с совершенно иной традицией, которую в американской литературе представляют Р. У. Эмерсон, Г. Д. Торо и Уолт Уитмен, а также с теми, кто стоял у истоков американской литературной традиции (У. Брэдфорд, Б. Франклин).

Ключевые слова: 

Генри Миллер, Т. С. Элиот, Г. Д. Торо, американская литература, документалистика, дневник, мемуары, автобиография, записки, письмо.

Первые «Истории…» американской Войны за независимость: документальные произведения или документы эпохи?

Аннотация: 

Первые историографические сочинения, посвященные Войне за независимость североамериканских колоний, стали появляться в США еще на рубеже XVIII и XIX веков. В их числе были «История американской революции» (1789) Дэвида Рэмси и «История начала, развития и окончания американской революции» (1805) Мерси Отис Уоррен. Цели, которые преследовали их создатели, отнюдь не исчерпывались стремлением зафиксировать хронику событий. Анализ того, как оба автора строят свои исторические сочинения, как используют республиканскую лексику и риторику, показывает, что они в первую очередь стремятся утвердить определенные идеологические принципы, которые считают актуальными для молодой республики. Однако сами эти принципы, как и основы духовного единения складывающейся нации, трактуются ими по-разному. Различной оказывается и оценка авторами многих обстоятельств и событий американской революции. Это приводит к принципиальным отличиям в повествовательном дискурсе: в сочинении Рэмси доминирует «риторика консенсуса», в то время как труд Уоррен пронизан «риторикой предостережения». Именно поэтому для нас эти сочинения представляют большой интерес не как источники информации о событиях эпохи, а именно как документы начальной фазы конструирования национальной идентичности, передающие накал политической и идеологической борьбы того времени.

Ключевые слова: 

американская революция, Война за независимость, Дэвид Рэмси, Мерси Отис Уоррен, дискурс, духовное единение.

Система образов и художественный мир песенной лирики Марселя Галиева

Аннотация: 

Творчество Марселя Галиева (1946) не избаловано вниманием литературоведов. В региональной прессе встречаются статьи, носящие характер рецензий и отзывов на книги и сборники стихотворений М. Галиева (А. Гилязов, Р. Сверигин, Р. Миннуллин, К. Тимбикова). Интерес татарских литературоведов был сосредоточен на изучении прозы писателя (М. Бакиров, Т. Галиуллин, Д. Загидуллина, А. Хабибуллина). За рамками внимания ученых оказались вопросы своеобразия творчества М. Галиева-поэта. Цель нашего исследования – выявить своеобразие песенной лирики Марселя Галиева. По единодушному признанию слушателей, поэту удалось создать песни, которые вошли в золотой фонд татарской эстрады. На основе анализа песенной лирики раскрыта роль традиций фольклора татарского народа в формировании художественного мира произведений М. Галиева. Представление о татарской фольклорной традиции поэт получил в детстве. М. Галиев целенаправленно изучал тюркскую мифологию и историю. В статье выявлены закономерности проявления фольклорной традиции, ее внутренних форм в поэтике татарского поэта. Описаны формы, способы авторского самовыражения в контексте фольклорного мировоззрения. Показана значимость обращения М. Галиева во второй половине XX века к тюрко-татарскому мифу, фольклору.

Ключевые слова: 

татарская поэзия, Марсель Галиев, песенная лирика, фольклоризм, миф, национальная история.

Субъектное повествование и проблема достоверности в современной западной литературе (Рансмайр и Макьюэн)

Аннотация: 

В статье рассматриваются вопросы, связанные с повествованием от первого лица или повествованием, напоминающим данный тип нарратива. Такой тип изложения предполагает высокий уровень искренности и достоверности, однако именно он в конце ХХ – начале ХХI века часто используется для демонстрации симулятивного характера любой попытки нарратора продемонстрировать подобную искренность. На примере романов известных представителей современной постмодернистской литературы рассматриваются различные способы субъектного описания действительности, акцент исследования делается на той задаче, которую ставит автор, выбирая данный способ изложения. Функции субъектного повествования оказываются бесконечно разнообразными, и если в начале века они были подчинены анализу психологии героя, вопросам природы образа, то на последнем рубеже веков сама природа памяти и связанная с ней проблема конструирования повествования все больше становится предметом авторской рефлексии, одновременно увеличивается количество повествовательных инстанций в тексте. Сам рассказчик получает в тексте несколько «воплощений» одновременно. Задача постмодернистских авторов – находить все новые способы раскрытия фикциональной природы того, что, казалось бы, создается как достоверный рассказ о пережитом прошлом.

Ключевые слова: 

английская литература, немецкая литература, Й. Макьюэн, «Искупление», К. Рансмайр, «Летающая гора».

Историческая достоверность и глубина символизации в стихотворении Олега Чухонцева «Поэт и редактор»

Аннотация: 

Стихотворение Олега Чухонцева «Поэт и редактор» (1972) создано в переломный период творчества автора, когда на несколько лет он потерял возможность публиковать стихи в советской печати. В произведении органично и нетривиально сочетаются несколько разнородных жанров (диалог, сатира, идиллия) и смысловых пластов. При всей точности исторических реалий эпохи застоя, стихотворение символично и представляет собой сложную литературную игру, что касается и самой представленной ситуации, и заглавия произведения, и его стиховой формы, и стиля. За внешне ясным заглавием скрываются несколько противопоставлений. Во всех парах неизменной остается фигура Поэта и его позиция, тогда как образ Редактора изменчив, персонаж сменяет целый ряд масок. В результате просматривается следующая система отношений: поэт / редактор (в идеале – литературный помощник), поэт / цензор (недоброжелатель и запретитель), поэт / власть (предельно репрессивное начало), поэт / критик (умный оппонент), поэт / читатель (доброжелатель и друг). Стихотворение может прочитываться и как описание раздвоения лирического субъекта, диалог с самим собой, и в таком случае следует добавить к списку пару «поэт / внутренний редактор». В стилистическом отношении и в плане стиховой формы «Поэт и редактор» в значительной степени ориентирован на пушкинский слог, причем стилизация здесь подчеркнуто иронична по отношению к традиции. С точки зрения жанра и литературного подтекста стихотворение подразумевает определенный ряд сочинений: классические металитературные стихотворения, связанные хронологически и смыслово: «Разговор книгопродавца с поэтом» А. Пушкина (1824), «Журналист, читатель и писатель» М. Лермонтова (1840), «Поэт и гражданин» Н. Некрасова (1855–1856) и многие другие.

Таким образом, «Поэт и редактор», во-первых, изображает типологически достоверную ситуацию столкновения свободного художника с советским официозом – стихотворение встроено в определенный социокультурный контекст. Во-вторых, оно представляет собой экспликацию внутренней речи лирического субъекта, раздваивающегося на ипостаси поэта-«идеалиста» и редактора-«циника», и является глубоко личным, почти интимным лирическим признанием. И, в-третьих, оно предельно обобщенно рисует взаимоотношения творца и аудитории – практически в любую эпоху.

Ключевые слова: 

О. Чухонцев, форма стиха, семантика, жанр, стиль, подтекст, исторические реалии.

RSS-материал