Литературоведение

Образы ацтекской мифологии в поэзии Дэвида Герберта Лоуренса

Аннотация: 

Статья посвящена выразительному и важному пласту творчества английского поэта Дэвида Герберта Лоуренса. Проживший несколько лет в Мексике, Лоуренс всерьез увлекся древней культурой этой страны, а также историей прародителей современных мексиканцев – ацтеков. Особенности культуры ацтеков, мифологические мотивы и образы нашли отражение в творчестве Лоуренса. Индейские аллюзии являются ключами, необходимыми для понимания специфики эстетических установок поэта. Цель работы – провести комплексный анализ стихотворений «Колибри» (“Humming Bird”) и «Змей» (“Snake”) и выявить в них основные мотивы и образы, являющиеся аллюзиями к мифологии индейцев и раскрывающие культурные и философские взгляды автора. При анализе стихотворения «Колибри» было установлено, что центральный образ птицы является прямой аллюзией на ацтекского бога Уицилопочтли, часто именуемого «колибри юга». Уицилопочтли – одно из важнейших божеств мифологии ацтеков, ассоциирующееся с Солнцем – центром индейского мироздания. Автор наделяет птицу божественной силой пробуждения, творения мира, чем подкрепляет заданную уже в названии стихотворения аллюзию. Образ животного в стихотворении «Змей» отсылает к другому ацтекскому божеству – Кецалькоатлю, или «пернатому змею». Образ бога здесь воплощает не только мотив возвращения индейского божества для вечного царствования, но и христианскую идею о Втором пришествии Спасителя. Герой стихотворения отражает авторскую идею о невозможности принятия и постижения бога современным человеком.

Ключевые слова: 

Дэвид Герберт Лоуренс, поэзия, ацтеки, мифологические мотивы, образы животных.

Египет как прародина человечества в творчестве Алджернона Блэквуда: к вопросу о жанровых границах литературной готики

Аннотация: 

Статья посвящена вопросу о границах литературной готики. Некоторые новеллы Алджернона Блэквуда и его роман «Волна» в этом отношении весьма примечательны – они сохраняют характерный для британской готической новеллы (ghost story) интерес к сверхъестественному и некоторые из особенностей ее поэтики, но строятся вокруг совсем иных идей, вероятно, заимствованных из оккультных учений и популярных в то время научных теорий, таких как сравнительный анализ мифов и ритуалов и психология Зигмунда Фрейда. В текстах Блэквуда много внимания уделено Египту как прародине человечества, но не столько в конкретно-историческом, сколько в метафизическом смысле – древняя цивилизация предстает могучей силой, которая все еще существует и может притягивать к себе души посредством снов и видений. Это соответствует некоторым тенденциям, характерным для литературы о Египте, публиковавшейся в викторианскую и эдвардианскую эпоху, но весьма нетипично для готических новелл, где зачастую мумии и другие артефакты фигурируют как опасные «захватчики» из другого мира (идея «чужого», «другого» принципиально важна для готической новеллы). Более того, Египет у Блэквуда скорее амбивалентен, чем враждебен героям, которые могут даже обрести счастье, вернувшись в него, что расходится с типичным образом Египта в британской готической новелле и может быть понято как результат внесения оккультных и научных представлений автора в весьма устоявшийся тип текста. Подобные прецеденты позволяют поставить вопрос о границах готической новеллы как жанра.

Ключевые слова: 

готическая новелла, «другое», оккультные учения, литература о Египте, границы жанра.

Проблема структурной целостности «Нью-Йоркской трилогии» Пола Остера

Аннотация: 

Данная статья является попыткой осмысления проблемы структурной целостности в «Нью-йоркской трилогии» современного американского писателя Пола Остера, чьи постмодернистские установки реализуются в художественном тексте произведения. Художественное единство трилогии определяют события, происходящие с ними, на первый взгляд, беспричинно. Динамичное взаимодействие и взаимопроникновение структурных компонентов повествования «Нью-йоркской трилогии» создает особую целостность постмодернистского произведения, где фрагментарность и дискретность разрозненных приемов синтезируются в единство. Эссеистическое начало в трилогии выступает как особый способ освоения действительности и человека. Читатель погружается в мир потерянных личностей в городе, который разрушен и где язык бесполезен и бездейственен. Включение в трилогию автобиографических элементов проявляет схожие черты процесса становления «чистого симулякра». В романах трилогии личность автора и его поиск является темой для исследования. Остер последовательно рассматривает образ человека, познающего окружающую действительность сквозь призму собственной личности. Романист демонстрирует провал коммуникации между реальностью и художественным воплощением, усложняемый симулякрами и симуляциями, расследует центр проблемы – «целостное представление реальности» в постмодернистском мире.

Ключевые слова: 

постмодернизм, роман, повествование, художественная целостность, автобиография, самоидентификация, эссе, симулякр.

Homo Impericus и призраки идентичности в прозе современных писателей

Аннотация: 

В статье анализируется проблема формирования идентичности в колониальной и постколониальной современной русской литературе. Анализу подвергается то, каким образом авторы воспроизводят уже существующие «фантомные» ментальные конструкты, с которыми приходится справляться человеку бывшей империи. Автор статьи предлагает использовать термин Homo impericus для обозначения, людей, создававших империю и одновременно становившихся объектами империализма. Homo Impericus – это продукт имперского сознания, сгустки неких остаточных идей (призраков) восприятия себя и своей идентичности, где соединились жертвы и палачи, их родственники, объекты и субъекты колонизации со времен начала завоевательных процессов Российской империи. Общее колониальное прошлое оставило особый след в истории всех республик, народов и народностей бывшего советского пространства и отразилось в современной литературе, авторы которой являются прямыми наследниками представителей Homo Impericus. Общее прошлое жителей империи (как Российской, так и ее наследницы – СССР) связано также с попыткой выстроить некую общую идентичность, с ее стремлениями и целями, едиными для всех. Это породило сбои в репрезентации империи для других стран и понимании жителями России своей собственной идентичности. Литературный текст становится инстанцией, в которой потомки субъектов и объектов колониальной борьбы вступают в коммуникацию и переосмысляют прошлое c помощью работы с искаженными воспоминаниями о прежней самоидентификации – «призраками идентичности». Преследуя поколение за поколением, призраки вновь и вновь воскресают, чтобы контролировать культурный нарратив, понимание себя и своего места в мире.

Ключевые слова: 

современная проза, колониальная постколониальная проза, homo impericus, проблема самоидентификации, призраки идентичности.

Система образов в романе Рут Джабвалы «Жара и пыль»

Аннотация: 

Рут Правер Джабвала – одна из известных англоязычных писателей 60–70-х годов XX века. Она является единственным в мире человеком, получившим и премию «Оскар», и Букеровскую премию. Долгое время она жила в Индии, поэтому большинство ее произведений так или иначе затрагивают проблему взаимоотношений Запада и Востока. В данной статье мы рассмотрим ее самый известный роман «Жара и пыль» (1975) и систему образов, посредством которых автор проясняет свою позицию относительно указанной проблемы. Действие романа происходит в двух временных пластах, но, несмотря на это, время в небольшом индийском городке Сатипур, где происходит действие, как бы остановилось, с наступлением новой эпохи кардинальных изменений не произошло. Это реализуется и через наличие в романе мотива двойничества двух главных героинь: Оливии и самой рассказчицы, имя которой мы так и не узнаем. Последняя практически повторяет жизненный путь первой. Также можно в отдельную группу выделить тех персонажей, которые лишаются своей идентичности, пытаясь стать частью другого мира. Они встречаются как Запада, так и среди представителей Востока.

Ключевые слова: 

Рут Джабвала, колониальный дискурс, постколониализм, Индия, английская литература.

Семантико-стилевые особенности перевода на татарский язык романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина»

Аннотация: 

В статье подводятся некоторые итоги проведенного сопоставительного текстуального анализа ряда фрагментов оригинала и единственного на сегодняшний день татарского перевода романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина», выполненного в середине прошлого века Махмудом Максудом, с целью оценить масштабы вклада М. Максуда в национальную переводческую школу прошлого столетия, а также установить степень адекватности татарского текста произведения оригиналу. Материалом для анализа послужили эпизоды встреч двух главных героев романа Стивы Облонского и Константина Левина – в оригинале и во вторичном тексте, – оцениваемые нами через художественно-эстетическую категорию «случай» как структурообразующее начало произведения. В рамках настоящей статьи в фокусе оказались так называемые «переводческие ошибки», в силу ряда объективных и субъективных причин закравшиеся в татарский текст. Выявленные семантико-стилевые погрешности и отклонения систематизируются на основе классификации переводческих ошибок, предложенной крупнейшим российским теоретиком переводоведения В. Н. Комиссаровым. Сличение оригинала и татарского перевода романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина» позволяет сделать вывод о том, что перевод Махмуда Максуда оказался вполне успешным, в полной мере отвечавшим национальным читательским требованиям своего времени. Наличие ряда смысловых и стилистических ошибок в тексте перевода отнюдь не умаляет достоинств масштабной работы переводчика, а лишь свидетельствует о том, что всякий перевод художественной прозы – процесс длительный, не одномоментный, требующий неоднократного обращения к оригиналу. Недочеты первого перевода должны быть устранены при последующих обращениях к первоисточнику произведения.

Ключевые слова: 

Роман Л. Н. Толстого «Анна Каренина», оригинал, перевод М. Максуда, переводческие ошибки, текстуальный анализ, стиль татарского перевода.

Мифологические аллюзии в романе У. С. Моэма «Луна и грош» как элементы символического выражения понятия «творчество»

Аннотация: 

В данной статье предпринимается попытка выявления мифологических аллюзий в романе У. С. Моэма «Луна и грош» в контексте символики романа. Необходимо определить, как мифологические аллюзии помогают автору в создании многогранного понятия «творчество». Для достижения цели мы рассмотрим символы, которые автор романа использует для создания образа художника, и вычленим идеи, заключенные в этих символах. Мы должны проследить, как связаны образ художника и творчество и какова роль мифологических аллюзий в утверждении творческой идеи. Мы полагаем, что репрезентация творчества в романе «Луна и грош» посредством образа художника неизбежно связана с иррациональным выражением творчества у Ф. Ницше в «Заратустре». Связь эта может быть прослежена именно через мифологическую составляющую, которую используют оба автора. Также мотив возвращения к первоначалу, который явственно виден на полотнах главного героя Моэма, созвучен иррациональному мотиву постижения действительности у М. Хайдеггера в работе «Вещь» («Das Ding»), реализуемому через мифологизацию понятий (вещь, чаша, круг, невыразимое и т. д.). Творчество в романе С. Моэма, как и в произведениях Ф. Ницше и М. Хайдеггера, напрямую связано с созданием мифа, оно предполагает постижение некоей нематериальной сути мира, скрытой от других людей.

Ключевые слова: 

миф, мифологические аллюзии, мифологизация, символика, творчество, иррациональное постижение, Душа Мира, нематериальное.

Мотив двойничества в романе Дафны дю Морье «Козел отпущения»

Аннотация: 

Мотив двойничества в романе Дафны Дю Морье «Козел отпущения» прослеживается на разных уровнях повествования. В первую очередь он лежит в основе сюжета о подмене героев. Важно, что акцент сделан на их принадлежности к различным национальностям: англичанин и француз. Таким образом, писательница актуализирует проблему национального характера, указывая пути ее решения в русле модернистской концепции. В статье мотив двойничества рассматривается с двух позиций: онтологической и аксиологической. Первый связан с различиями в восприятии действительности, то есть с конкретными бытовыми проявлениями, что и составляет внешнюю основу сюжета. Второй – поднимает глубинный пласт и связан с религиозно-нравственными ценностями. Структурно текст распадается на несколько пространственных сегментов, важных для решения проблемы самоидентификации героя. В статье анализируются три основных пространственных образа, связанных с различными сферами, составляющими человеческую жизнь. Анализ этого хронотопа уже позволяет сделать промежуточный вывод, касающийся решения проблемы национального характера. В качестве выхода предполагается трансформация в космополитическое всеобщее государство. Однако мотив двойничества в этом романе определяет и более глубокий религиозно-нравственный смысл. Он обозначен и в названии произведения, и в многозначности этого образа. В этой связи анализируется полемический характер религиозной тематики текста, а также различные этапы становления понятия «козел отпущения» и его интерпретация в романе Дафны Дю Морье. В заключении содержатся выводы о неоднозначности человеческой природы, не сводимой ни к каким национальным особенностям, о необходимости смотреть на человеческое общество шире, в контексте наднациональных концепций.

Ключевые слова: 

Дафна Дю Морье, английский роман, козел отпущения, двойничество, национальный характер.

 

Специфика художественного воплощения образа сада в творчестве Равиля Бухараева и татарских поэтов второй половины ХХ века

Аннотация: 

Статья посвящена исследованию специфики художественного воплощения образа сада в творчестве русскоязычного поэта и писателя Равиля Бухараева и татарских поэтов второй половины ХХ века на примере творчества Хасана Туфана, Ильдара Юзеева, Рената Хариса и Зульфата. Равиль Бухараев долгое время жил вдали от родины, в Англии. Для Равиля Бухараева образ сада ассоциируется с родиной, родным языком, оторванность от которых остро переживается поэтом. В то же время в творчестве Равиля Бухараева образ сада тесно переплетается с проблемой поиска поэтом, человеком своего места в жизни, в обществе, что нашло отражение в его поэмах «Омароман», «Моление о Чаше», «Время цветов». Мотив духовного сиротства пронизывает многие поэтические произведения Р. Бухараева.

В воплощении образа сада у современных татарских поэтов, живущих на своей исторической родине, глубоко укорененных в свою родную литературу и культуру, определяются сходства и различия, связанные с выбором художественных средств, со спецификой мироощущения и мировидения, обусловленной отношением к восточной и западноевропейской традициям, в том числе к суфийской поэзии. В этом и заключается актуальность и новизна нашего исследования, основные результаты которого изложены в данной статье.

Ключевые слова: 

татарская литература, образ сада, Равиль Бухараев, Хасан Туфан, Ильдар Юзеев, Ренат Харис, Зульфат, русскоязычная литература.

Образ Моисея как мессии в поэме Э. Бёрджесса «Моисей»

Аннотация: 

В статье рассматривается проблема мессианства в современной литературе, анализируется структура мессианского нарратива и особенности его функционирования в поэме Энтони Бёрджесса «Моисей», где мессианство присутствует в трех аспектах: мессианский образ, мессианский сюжет и мессианский нарратив. Мессианский сюжет связан непосредственно с текстом Библии. Особое влияние оказывала на автора Библия короля Якова, но, несомненно, Бёрджесс пользовался и рядом других источников. Мессианский нарратив оправдан способом повествования в произведении. Автор использует форму ритмической прозы, приближая текст поэмы к библейскому повествованию. Таким образом, Э. Бёрджесс стремится передать картину происходящего, максимально приближенную к оригиналу. Предметом исследования является трактовка образа Моисея как мессии в книге Э. Бёрджесса «Моисей». В поэме можно наблюдать трансформацию образа пророка. Бёрджесс ставит своей задачей индивидуализировать Моисея, увидеть его человеческие качества, не лишая его мессианского предназначения. Образ главного героя показан в системе второстепенных персонажей, таких как Мириам, Аарон, фараон Мернефта, принцесса Бифья, главная функция которых состоит в том, чтобы подчеркнуть уникальные качества пророка.

Ключевые слова: 

английская литература XX века, мессианство, мессианский нарратив, образ Моисея, Э. Бёрджесс.

RSS-материал