Литературоведение

Мотив «Къырым-Ана» («Крым-Родина-Мать») в крымской прозе «изгнания-возвращения»

Аннотация: 

В статье исследуется мотив «Крым-Родина-Мать» в творчестве крымских писателей Рустема Али, Айдера Османа, Ибраима Паши, национальное сознание которых формировалось под влиянием социально-исторических и нравственно-психологических потрясений, вызванных насильственным выселением крымских татар из родных мест. В их прозе нашли глубокое художественное отражение драматические страницы прошлого крымского народа и их нравственно-философское осмысление. Особую роль в творческой деятельности этих писателей сыграла их собственная биография, жизненный опыт. Биографический фактор подразумевает в том числе и «внутреннюю» биографию, под влиянием которой писатель производит отбор импульсов, идущих от действительности. В воспоминаниях крымских прозаиков Крым предстает тем гармоничным миром и жизненным укладом, в котором герои и их окружение были счастливы. Драматические события, которые пришлось им пережить, представлены с помощью бинарных оппозиций, имеющих архетипическую природу: «порядок – хаос», «гармония – дисгармония», «рай – ад». Семантическую структуру образа-мотива родины формируют ассоциативные связи с матерью, семьей, родной природой, эти связи создают целостную картину счастья, которая остается в памяти ребенка на всю жизнь и определяет его мироощущение.

Установлено, что мотив «Къырым-Ана» («Крым-Родина-Мать») является емким и многомерным образом-символом, семантика которого раскрывается как с опорой на священные тексты, традиции народной культуры, так и в соответствии с индивидуально-авторским восприятием мира.

Ключевые слова: 

крымская проза, изгнание, возвращение, Родина-Мать, мотив, архетип, бинарная оппозиция.

Женщина как Другой в советском дискурсе 1970–80-х гг.

Аннотация: 

Данная статья посвящена осмыслению женщины как Другого в официальном и андеграундном советском дискурсе 1970–80-х гг. Автором рассматривается феномен ленинградского диссидентского феминизма – явления, которое в отечественной гуманитарной мысли практически не изучено. Именно ситуация осознания своей Другости была толчком для выделения его в самостоятельную ветвь андеграунда. В качестве источника и одновременно материала исследования выступили альманах «Женщина и Россия» (1980) и журнал «Мария» (1981).

В результате исследования автор приходит к выводу, что относительно ленинградского диссидентского феминизма в первую очередь нужно говорить о положении женщины как внутреннего Другого: объединившаяся женская часть ленинградского андеграунда оказалась непонятой мужской частью. Изначальная установка на равноправие, которое заключалось как в совместном творчестве, так и в общей опасности, сменяется осознанием себя как Другого среди Своих; происходит снижение образа мужчин обвинением в трусости и создается образ не боящейся опасности перед лицом правды женщины. Таким образом, начинает одновременно происходить расшатывание устоявшихся гендерных стереотипов о смелом мужчине и боязливой женщине и реконструкция женской идентичности.

Кроме того, в выстраиваемой новой мифологии женщине отводится роль спасительницы России. Спасение заключается не только в создании «материнской семьи» (Н. Малаховская), то есть изменении социального и экзистенциального статуса женщины, но и в создании иной культуры.

Ключевые слова: 

образ Другого, женщина как Другой, советский дискурс 1980-х годов, ленинградский феминизм, альманах «Женщина и Россия», журнал «Мария».

Национальная картина мира в творчестве поэтов Башкортостана конца XX – начала XXI века

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-161-169

Статья посвящена анализу творчества татарских поэтов Мариса Назирова, Рима Идиятуллина, Салавата Рахматуллы, которые, проживая в Башкортостане, внесли важный вклад в татарскую литературу последней четверти ХХ – начала ХХI века, в их произведениях нашли отражение особенности национальной картины мира. Актуальность работы и ее новизна определяются тем, что литературное наследие поэтов башкирского региона недостаточно изучено. Целью исследования является изучение, анализ и введение в научный оборот произведений, в которых находит отражение картина мира татарских поэтов представленного региона. В работе сделаны обоснованные выводы о том, что, в силу обусловленности татарской литературы данного региона историческими и географическими особенностями, богатым наследием устного народного творчества как татарского, так и башкирского народов, поэтических традиций, в творчестве татарских поэтов региона имеются свои специфические особенности в созданной ими картине мира. Здесь особо выделяется топос, связанный с реалиями Приуралья: названиями городов и деревень, больших и малых рек, гор, озер. Составляя неотъемлемую часть татарской литературы, произведения изучаемых поэтов представляют собой неповторимый, особый вклад в татарское искусство слова.

Ключевые слова: 

татарская литература, поэзия, М. Назиров, Р. Идиятуллин, С. Рахматулла, картина мира.

О мифотворчестве Н. А. Некрасова (автомиф, формирование образов национального мифа в прозе 1840–50-х годов и их коррекция в зрелой лирике писателя)

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-260-265

В статье рассматривается такой аспект биографии и художественной деятельности Н. А. Некрасова, как мифотворчество, привлекающее внимание исследователей, но полностью не изученное. Данный научный подход позволит уточнить причины, побудившие художника прибегнуть к такому явлению, как автомиф, отразившийся в прозе и лирике писателя. Данная работа создавалась с целью обобщить некоторые черты сотворенного Некрасовым национального мифа, что позволяет считать его автора народным поэтом, отразившим субстанциальные (в гегелевском истолковании) черты жизни, поддержавшим фольклорные традиции, востребованным читателями из всех слоев общества. В результате анализа прозаических интенций в зрелой лирике Некрасова установлено, что некоторые сложившиеся в общественном сознании и литературе модели были подтверждены или опровергнуты художественной логикой писателя. Например, миф о благородном деловом человеке или об удачливом предпринимателе (в романе «Три страны света») не поддержан в таких стихотворениях, как «Секрет» или «Железная дорога», где обеспеченные персонажи нажили состояние нечестным путем или прославились безжалостной эксплуатацией людей из демократических низов. Особого внимания заслуживает изучение отношения Некрасова к коммерческой литературе, производителем которой он сам являлся в целях поддержания своей журналистской и издательской деятельности (например, совместная работа с А. Я. Панаевой над романом-фельетоном «Мертвое озеро»). Процесс коммерциализации литературы, начавшийся во Франции и Англии, захватил и отечественную словесность, что позволило сделать искусство слова массовым, доступным не только высокообразованному читателю. Однако беллетристика (литература развлекательная и просвещающая), которой было отдано много сил, не могла удовлетворить потребности Н. А. Некрасова, и главные его свершения – в зрелой лирике, поддержавшей и развившей мифы, отразившие важнейшие аспекты национальной ментальности.

Ключевые слова: 

автомиф, Н. А. Некрасов, прозаические интенции, зрелая лирика, коммерческая литература, национальный миф.

Образ Рафаэля Шапиро в прозе и воспоминаниях современников

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-253-259

В статье систематизирован материал о жизни и творчестве ученого-изобретателя, писателя Рафаэля Борисовича Шапиро (псевдоним Бахтамов) (1926–1993), в основе которого воспоминания современников (Г. Альтшуллер, Л. Фильковский, Л. Шуб) и проза писателей (роман-воспоминание А. М. Гилязова «Давайте помолимся!» (1991–1993), монороман И. Лиснянской «Хвастунья» (1999–2000)). Доказано, что эти мемуарные источники содержат важные исторические и культурные сведения об эпохе и ее деятелях. Предметом исследования становится образ Р. Шапиро. В характеристике героя доминируют психологический, динамический, речевой портреты.

В работе подробно анализируется автобиографическая повесть Р. Шапиро «Двадцать пять плюс двадцать пять» (1994). Выявлено соотношение художественного и документального в образе главного героя произведения Н. В. Корина. Особое внимание уделяется художественному воплощению образа лагеря в романе-воспоминании А. М. Гилязова «Давайте помолимся!» и повести Р. Шапиро «Двадцать пять плюс двадцать пять»: пространство (замкнутость, иерархичность, ад), особая психология человека-узника, осмысление поведения человека в критической ситуации (голода).

Ключевые слова: 

Рафаэль Шапиро, Рафаил Бахтамов, А. М. Гилязов, И. Лиснянская, «лагерная проза».

Итальянский Другой в английском романе XIX–XX вв.

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-246-252

В статье обсуждается вопрос о значении референтного Другого и рассматривается эволюция итальянской темы в английской литературе от XIX до XX века. Если на материале литературы XIX века эта тема уже рассматривалась, то ХХ век значительно реже обсуждался с этой точки зрения в отечественном литературоведении. В статье применен преимущественно имагологический подход, но уделяется внимание и не совсем характерным для этого подхода аспектам. Так, конструирование гендерных взаимоотношений в литературных произведениях всегда оказывается значимым для понимания концепции образа Другого в национальной литературе, и эта проблема рассматривается в статье наряду с другими. Кроме того, в статье рассматриваются культурный и религиозный акценты «итальянской» темы в их эволюции. Результатом исследования становится вывод об изменении образа Италии и итальянского Другого с течением времени: от роли экзотического южного соседа Англии итальянский Другой движется к символическому воплощению упадка прежних европейских ценностей, прежде всего аристократии и католицизма. Материалом исследования послужили произведения Энтони Троллопа, Уилки Коллинза, Эдуарда Моргана Форстера, Ивлина Во и Энтони Берджесса.

Ключевые слова: 

образ Другого, тема Италии, английская литература, И. Во, Э. Берджесс, У. Коллинз.

Дивергентное мышление и авторская интенция в романе Джулиана Барнса «Шум времени»

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-7-240-245

Определение авторской позиции в современной социально-психологической прозе – сложная теоретическая проблема. В статье она решается на примере романа Джулиана Барнса «Шум времени», в котором соединяются биографическая аутентичность и стратегическая идеологичность, связанная с феноменом социалистической культуры, олицетворяемой фигурой и творчеством Д. Шостаковича. Трагедия творящего сознания в условиях общественной несвободы определяет динамику жанровой формы и специфику героя. Возникает множественная темпоральность произведения, появляются образы-стяжения, символы страха, указывающие на ценностные ориентации писательской позиции. Авторская интенция предстает как коммуникативное намерение Барнса, уделяющего в своем творчестве большое внимание русской теме. Психологическая реконструкция «подлинного» Шостаковича определяет специфику дивергентности авторского мышления, что отражается на структуре романа и особенностях внутреннего диалога героя с собой и своим временем. Однако мифологемный путь истолкования «красного Бетховена» вместе с историко-политическим контентом советской эпохи создает «шум интерпретаций», а не «тишину открытий». Стереотипные интенциональные позиции приводят к системной повторяемости художественных клише и однотипности взглядов на актуальную реальность. Художественная онтология, что доказывает опыт отечественной классики, базируется прежде всего на существовании человека в мире, а не в социуме, что подтверждается и творческой судьбой великого русского композитора.

Ключевые слова: 

аутентичность, дивергентность, идеологема, интенциональность, конвергентность, мифологемность, темпоральность.

Проактивная функция звукового образа в произведениях русской классики

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-7-234-239

Психологическое понятие проактивности рассматривается в контексте русской классики как воздействие звукового образа на сознание читателя. В литературном произведении звуковой образ играют свою, особенную роль. К формам обнаружения его функции относятся также оговорки в речи героев произведений, сигнализирующие о скрытых мотивах в их поведении и реакциях. Писатели Л. Н. Толстой, Ф. М. Достоевский и А. П. Чехов используют проактивный звуковой сигнал в различных сюжетных ситуациях, требующих подключения к их анализу тематический, текстологический и структурный анализ текста.

В актуальной поэтике художественного произведения этому направлению уделяется незаслуженно скромное внимание исследователей, что обедняет представление о творческой лаборатории каждого из названных писателей. Характерология созданных ими героев также не получает материала о работе скрытого или бессознательного начала при воплощении внешнего плана образа. Сюжетно-композиционное построение текста или отдельного эпизода с учетом проактивных форм также получает значительное расширение объема выражаемого смысла. В итоге совершенствуется методика анализа авторского замысла, а читательское восприятие получает дополнительные импульсы для своего развития.

Ключевые слова: 

проактивный звукообраз, тема, диалектика развития, структура, «обмолвки», психологическая реакция, текстология.

«Таинственный город» Х. Уолпола: открытие в «чужом» Другого

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-228-233

В статье исследуется английское восприятие России в романе Хью Уолпола «Таинственный город» (1919). Главным объектом рецепции становится предреволюционный и революционный Петроград, созданный автором в параметрах образа Другого. «Другость» города в романе реализована посредством оппозиций «свое – чужое» и «город – человек». Введение автором категорий «душа» и «страдание» способствует снятию драматизма противостояния «свое – чужое» и обеспечивает возможность диалога человека с городом, осуществленного в наднациональных параметрах. Актуализация мифологической и исторической памяти, необходимой для постижения genius loci города, оказывается возможной при посредничестве петербургского текста русской литературы (от Пушкина до Андрея Белого). Особая роль отведена мифотворчеству Серебряного века. Автор регистрирует основные положения петербургского текста и реализует их в романных зонах контакта России и Европы, природы и цивилизации, жизни и смерти. «Пограничность» города, усиленная «пограничностью» исторической ситуации, способствует совмещению национального и онтологического компонентов, и тайна Петрограда становится аналогом тайны бытия. Постижение Петрограда как Другого, таким образом, прочитывается как путь самопознания героев-англичан, сопряженный с восприятием «своего» в контексте общечеловеческого. Петербургский текст русской литературы оказывается при этом важнейшим коммуникативным кодом, обеспечивающим диалог и осознание единства.

Ключевые слова: 

Х. Уолпол, «Таинственный город», «свое – чужое», «город – человек», Другой, петербургский текст.

Дальний Восток в судьбе и творчестве Павла Флоренского

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-220-227

В статье рассказывается о выдающемся ученом, философе, поэте, священнике Павле Флоренском, репрессированном в 1930-е годы. В публикации восстанавливаются факты пребывания отца Павла в Байкало-Амурском исправительно-трудовом лагере (БАМлаг, территория совр. Приамурья), где он начинал отбывать свой тюремный срок. Сведения об этом жизненном периоде священника крайне скудны. В статье представлены уникальные архивные материалы, впервые приведены воспоминания очевидцев событий. Помимо биографической реконструкции предпринимается попытка исследования поэмы «Оро», которую Флоренский начал писать, будучи заключенным БАМлага. Она относится к так называемой «потаенной литературе»: произведениям, создававшимся в лагере и тайно передававшимся на волю (в письмах, через вольнонаемных и пр.). В «Оро», впервые вводящемся в литературоведческий дискурс, акцентируется образ Дальнего Востока, ставший для отца Павла средоточием религиозных, философских, научных и художественных размышлений. Образное восприятие дальневосточных пределов в произведении, несмотря на его незавершенность, изобразительно многогранно и экспрессивно. В статье анализируются пространственно-временные составляющие образа, символика и цветовая эпитетика. В целом образ Дальнего Востока свидетельствует о том, что, вопреки историческим катаклизмам и личностным невзгодам, отец Павел с благодарностью воспринял посланное судьбой и Богом «испытание амурской землей». Оно не только углубило и расширило научные изыскания Флоренского, но и воскресило его поэтический дар.

Ключевые слова: 

Дальний Восток, Приамурье, БАМлаг, Флоренский, поэма «Оро».

RSS-материал