Фортунатова В.

Дивергентное мышление и авторская интенция в романе Джулиана Барнса «Шум времени»

Аннотация: 

DOI: 10.26907/2074-0239-2019-56-2-7-240-245

Определение авторской позиции в современной социально-психологической прозе – сложная теоретическая проблема. В статье она решается на примере романа Джулиана Барнса «Шум времени», в котором соединяются биографическая аутентичность и стратегическая идеологичность, связанная с феноменом социалистической культуры, олицетворяемой фигурой и творчеством Д. Шостаковича. Трагедия творящего сознания в условиях общественной несвободы определяет динамику жанровой формы и специфику героя. Возникает множественная темпоральность произведения, появляются образы-стяжения, символы страха, указывающие на ценностные ориентации писательской позиции. Авторская интенция предстает как коммуникативное намерение Барнса, уделяющего в своем творчестве большое внимание русской теме. Психологическая реконструкция «подлинного» Шостаковича определяет специфику дивергентности авторского мышления, что отражается на структуре романа и особенностях внутреннего диалога героя с собой и своим временем. Однако мифологемный путь истолкования «красного Бетховена» вместе с историко-политическим контентом советской эпохи создает «шум интерпретаций», а не «тишину открытий». Стереотипные интенциональные позиции приводят к системной повторяемости художественных клише и однотипности взглядов на актуальную реальность. Художественная онтология, что доказывает опыт отечественной классики, базируется прежде всего на существовании человека в мире, а не в социуме, что подтверждается и творческой судьбой великого русского композитора.

Ключевые слова: 

аутентичность, дивергентность, идеологема, интенциональность, конвергентность, мифологемность, темпоральность.

Русское путешествие как национальный миф и форма субъектности

Аннотация: 

В статье рассматривается эксплицитный смысл литературно-жанровой модели «Русское путешествие» на примере Пушкина и Короленко (она развивает распространенную сегодня концепцию травелога). Протяженный, скрыто и открыто выраженный эксплицит этой формы включает в себя авторскую дедукцию и индукцию, а также выраженность творческой модальности. У Пушкина это вид самопознания, поиск своих возможностей для созидания, у Короленко – социально маркированная форма его открытой гражданской позиции. Литературное путешествие в наглядно-образном виде сталкивает мировоззрение художника и читателя, который при желании может также пройти путь автора, чтобы увидеть все своими глазами. «Путешествие» дает повод для мифологизации и снятия ее за счет восприятия и интерпретации. Это наглядно показывают национальный миф о Пушкине, воплотивший в себе «черную и белую» генетику, а также его повесть «Путешествие в Арзрум». Соединение произведения со всем, что было написано поэтом после этой поездки, указывает на рождение дальнейших замыслов и образов, служит лабораторным материалом пушкинского творческого процесса. В статье указывается на исследовательские возможности, которые открывают онтологическая и фрактальная поэтика. Еще одно положение данной работы продиктовано рекурсивностью формы «путешествия», означающей ее воспроизводство в изменившихся обстоятельствах. Благодаря этому Пушкин и Короленко, сближенные своими поисками истины и смысла, создают динамическую топологию литературного текста, раскрывающую не только их творческую продуктивность, но и полноту социального бытия. Традиция здесь выявляет степень устойчивости русского литературного процесса и показывает результативность научно-известного для появления и развития творчески-нового. Путешествие «в Россию» становится базовой областью для национального самосознания и восстановления системных отношений с литературной классикой.

Ключевые слова: 

путешествие, онтология, мифологизация, рекурсивность, фрактальность, взаимодействие, травелог.

RSS-материал