Журчева О.

Историческая притча Эдварда Радзинского «Лунин, или смерть Жака»: принципы параболизации

Аннотация: 

В статье рассматриваются принципы создания драматургической притчи с помощью системы интертекстуальных приемов построения сюжета. Пьесы-притчи традиционно строятся на переосмыслении мифа, фольклора, исторического события, литературного сюжета. Этот материал легче всего поддается параболизации. В параболической пьесе фабула ограничена определенными рамками пространства и времени и изображает реальную или придуманную среду, имеет казуальный характер. Одновременно с ней в сюжете присутствует мораль или поучение, в которой заложено интеллектуальное, систематическое или теологическое осмысление фабулы.

Принципы параболизации рассматриваются на примере пьесы Э. Радзинского «Лунин, или смерть Жака». С помощью нескольких уровней интертекстуальности в пьесе создается бинарная оппозиция между историей и современностью. Особенностью сюжетного построения пьесы-притчи является то, что события происходят в двух плоскостях: в реальности и ментальной реальности – в воспоминаниях героя. Этот прием дает возможность использовать разные уровни цитирования: литературный текст, письма Лунина к сестре, исторический анекдот. Все персонажи сведены в воображении Лунина к четырем фигурам, вечным образам: Кесарь, Авель, Каин, Мария. Эта функциональность дает возможность к обобщению.

Драматург сначала присваивает исторический материал пьесы, делает знакомым, потом проецирует одну историческую эпоху на другую, а затем обобщает – типологизирует, то есть устанавливает закономерность, переводит в вечностный план.

Ключевые слова: 

Радзинский, драматургическая притча, парабола, интертекстуальность, бинарность, цитирование.

Вербатим как механизм создания «новой документальности» в новейшей русской драме

Аннотация: 

В статье рассматривается техника создания художественного текста «вербатим» как одного из механизмов создания особого типа документальности. Метод вербатима был принят русскими драматургами прежде всего как способ освоения социальных диалектов, через которые авторы могли бы аутентично изобразить социальную реальность своих персонажей. Драматурги уверены, что они создают некую языковую фотографию нашего времени, вырабатывают новый способ слышать современную речь, несглаженную, острую, построенную на индивидуальных неологизмах, на использовании взаимоисключающих лексик, трепещущую, некрасивую уличную речь. Таким образом, «документом» представляется не зафиксированный факт, а максимально подлинное устное слово. История каждого отдельного человека, рассказанная (ориентированная на устную речь с ее фонетическими и стилистическими особенностями) и записанная (зафиксированная), становится своеобразным историческим документом определенной исторической эпохи, историей повседневности обычного человека.

В статье предлагается вариант типологии русского вербатима по определенным качественным характеристикам: генезис, адресность, ожидаемый эффект, принципы авторского присутствия, авторские стратегии в создании «нового документализма». Разные типы вербатима создают разный тип документальности: человеческий документ, документальный образ городского топоса, модели национальной, социальной и другого типа идентичности человека в современном мире. Материалом для исследования послужили пьесы и проекты новейшей русской драмы, как-то: «Class Act» проект (Н. МакКартни, В. Леванов, Ю. Клавдиев, В. Дурненков), тольяттинские проекты «Сны Тольятти» и «Жить и умереть в Тольятти», «Хач» У. Грицаевой, «Великое переселение уродов» Н. Рудковского и др. В рассмотренных произведениях наблюдается процесс становления документа как некого коммуникативного процесса; документальный театр, таким образом, становится театром эмоций или чувств.

Ключевые слова: 

вербатим, «новая документальность», идентичность, городской текст, человеческий документ.

RSS-материал