Постколониальный дискурс в произведении Германа Садулаева «Я – чеченец!»

Аннотация: 

В статье рассматривается специфика функционирования постколониального дискурса в «осколочной повести» Г. Садулаева «Я – Чеченец!». Обнаруживаются основные формы репрезентации постколониального дискурса в тексте, характерные для современной русской литературы. Среди них основное место занимают выделенные С. Толкачевым структурные особенности мультикультурного романа: гибридность и построение гибридной идентичности, гетероглоссия. Помимо этого, значимым становится механизм «колонизации наоборот» (Т. Бреева). Анализируется роль неомифологических построений и их связи с пространственной организацией и соотношением феминнной и маскулинной образности. В отношении маскулинного компонента образа Чечни актуальным становится обращение к культуре японского самурайства (бусидо). Касательно феминной составляющей образа родины актуализируется «колонизация наоборот», которая понимается как особый прием переноса закрепленных традиционных национально-культурных архетипов с одного образа на другой (культурные маркеры образа России, такие как «мать-сыра земля», «всемирная отзывчивость русской души», присваиваются образу Чечни). Образ Чечни в данном случае приобретает черты мультикультурности и обладает чертами гибридности, а образ российской государственности начинает отличаться эсхатологически-глобалистским содержанием. Анализ механизма гетероглоссии учитывает как исследование романной структуры текста, так и системы образов произведения. В структурном смысле значимыми становятся нарративная организация текста, а также сложность субъектной организации.

Ключевые слова: 

постколониальный дискурс, гетероглоссия, гибрид, гибридная идентичность, «колонизация наоборот».

Прикрепленный файлРазмер
Статья356.34 кб